Экс-директор АвтоЗАЗ Степан Кравчун: «Обидно, что Запорожье перестал быть футбольным городом»

659

Степан Иванович Кравчун, без сомнения, легендарная личность, как минимум, в масштабах Запорожья. Его имя неразрывно связано с историей запорожского автомобильного завода «Коммунар» — в прошлом одного из градообразующих предприятий города, которое сегодня, к сожалению, переживает далеко не лучшие времена. Ну а в сердцах футбольных болельщиков он навсегда останется основателем, отцом футбольной команды «Торпедо», которая на заре независимых футбольных чемпионатов Украины по-праву считалась «грозой авторитетов». И, в первую очередь, именно о футболе мы пообщались с героем нашего интервью. 

— Тренер первого чемпиона Украины – симферопольской «Таврии» Анатолий Заяев в свое время назвал «Торпедо» в числе трех команд, которые стоит бояться независимо от ситуации в турнирной таблице. И это, кажется лучшая характеристика заводской команде…

— Да, было время – не без нотки грусти говорит Степан Иванович. У нас всегда была хорошая команда!

— А когда у Вас появилась идея ее создать? 

— С самого начала, как только у меня появилась возможность. В 1978 году не стало генерального директора «Коммунара» Сергея Александровича Серикова, и в октябре главный инженер Иван Митрофанович Доля стал генеральным директором. Я на то время был его первым замом – главным технологом. Секретарем парткома работал замечательный человек Николай Ильич Ластовецкий, с которым мы сидели как-то зимой и общались по душам. На заводе было скучновато, дела шли неважно, нужно было что-то делать. Сериков был Директор с большой буквы, инициативный, новатор, а Иван Митрофанович — тихий, спокойный, как говорится, «абы ничего не случилось» — ну такой характер был у человека… В общем, сидели мы с Ластовецким и думали – как активизировать работу коллектива? И пришли к выводу – заняться футболом! Как это у такого завода и нет своей команды? Тут же встали и пошли к генеральному директору с этой идеей. Тот махнул рукой – хотите? Занимайтесь! И пошло — поехало.

— Если пришла в голову такая идея, значит — вы были болельщиком?

— Я всю жизнь был болельщиком! Когда пришел на завод учеником слесаря, жил в общежитии, на Анголенко, возле трамвайной остановки напротив Сквера пионеров. Там на углу была будочка, где продавались билеты на стадион «Металлург». Люди, чтобы купить билет, занимали очередь в пять-полшестого утра! Мне было проще: с утра глянул в окно – касса открыта – быстренько побежал за билетом. На футболе я узнал и о своем первом назначении на ИТРовскую должность. Был в отпуске, прихожу на игру, а сзади мужики наши сидят и сразу – «О, мастер наш пришел!». Я удивился – какой мастер? Мне-то в 1961 году было всего 25 лет… Приказ о назначении подписали без разговора со мной.

— И 17 лет спустя, уже как один из руководителей приняли, можно сказать, судьбоносное решение о создании команды. Было трудно пройти весь путь?

— Никто не задумывался о больших победах. Нам нужна была команда для людей, чтобы у них было желание прийти на стадион, поболеть за своих. Тогда ведь для начала нужно было выиграть чемпионат города – за год-два мы это сделали. Затем области – мы справились. Потом нужно было выиграть чемпионат Украины среди команд коллективов физической культуры. Первый раз на уровень команд мастеров нас не пустили. Это было кино!

— Вы о финальном турнире чемпионата среди команд КФК в 1983 году? 

— Да. Интересная была история! В январе 1983 года я стал генеральным директором и только осенью, когда более-менее освоился, можно было отлучиться с завода — вырвался отдохнуть в Крым на 10-12 дней. В тот раз поехал со мной и Ластовецкий. Финал был под Киевом, в Ирпене… Говорю как-то Николаю Ильичу – а давай поедем! Вызвали из Запорожья мой служебный «Ситроен Prestige» и рванули туда. А дороги-то толком не знали… Проехали Киев, стемнело, едем лесочком – один милицейский пост, второй, все отдают честь… Стоп, говорю, мужики, что-то не то. Остановились у следующего поста, спрашиваю у майора – куда ведет эта дорога? Он вопросом на вопрос – а куда Вам надо? В Ирпень! Оказалось, дорога вела в Конча-Заспу, а нас, на редком для тех времен «Ситроен Prestige» серого цвета перепутали с первым секретарем ЦК Компартии Украины Владимиром Васильевичем Щербицким. В общем, развернули нас, подсказали дорогу.

— Приключения на этом не закончились?

— На футбольном поле все только начиналось. Это был последний тур, мы в лидерах, команда, естественно — знала о нашем приезде. Сидим на трибуне с самим председателем Государственного комитета по физической культуре и спорту при Совете министров УССР – Михаилом Бакой и еще каким-то высокопоставленным чиновником… Играем с «Автомобилистом». Судья судит так, что обе команды не подходят к чужой штрафной, толкутся в середине. Наше поражение или даже ничья на руку третьей стороне – «Динамо» (Ирпень), которое сразу оформляет путевку во вторую лигу. И тут вдруг, в самом конце, наш защитник как дал метров с 35-и – гол! Судья свистнул, взятие ворот засчитал и смотрит недоуменно в сторону нашей трибуны. Бака с товарищем друг на друга – мол, ты, такой — сякой, зачем его назначил? Я понял – тут что-то не то и давай поближе к ним. А они в два голоса – Степан Иванович, так и так, есть указание Владимира Васильевича — Лобановский с ним договорился о создании на базе команды в Ирпени киевского «Динамо-2».. В общем, мы все поняли. Они поникли, а мы с Ластовецким наоборот – в отличном настроении! «Торпедо» и «Динамо» набрали одинаковое количество очков и организаторы придумали через день сыграть дополнительный, решающий матч за первое место. То был цирк, а не игра! Пас из центра поля – наш защитник первый на мяче, контролирует его и дает выйти за пределы поля – нападающий соперника толкает его, тот падает на четвереньки, судья свистит – пенальти! Стадион гудел! Мы, правда, перед игрой предупредили футболистов – ребята все возможно, вы только ведите себя в рамках приличия, не нужно никаких драк, скандалов.

— Бака, конечно, был на игре? 

— А как же — он сидел рядом. Я, видя такую картину на поле, в конце первого тайма говорю ему – мол, вы бы сказали нам прямо – так и так, мы бы решили с игроками и не напрягались бы, отдали бы предыдущую игру. Тот в ответ – это же спорт! Представляете! В общем, ужгородский судья Пфайфер назначил в наши ворота еще один пенальти – в итоге 2:4 мы проиграли. Тот высокопоставленный товарищ, курировавший команду Ирпеня, приглашает к заранее накрытому столу, они довольны, все получилось… А Бака подозвал меня и говорит – Степан Иванович, я вам обещаю – в следующем году мы вам поможем! И слово сдержал! Мы вообще в том сезоне проиграли всего одну или две игры, взяли Кубок Украины и стали чемпионами среди команд КФК.

— Трудовой коллектив завода был не против футбольной команды?

-Тогда спорт не был бизнесом. Да, для трудового коллектива содержание команды было накладно, но ведь на этом никто не зарабатывал никаких денег. Мне часто задают вопрос – как получалось в твою бытность директором, что не было на заводе никаких скандалов – ни квартирных, ни производственных, хотя моменты были разные…. Я всегда делал просто – собирал полный зал Дворца культуры, приурочивая это к каким-то конференциям и выходил там с предложением, при всех – как вы, представители трудового коллектива относитесь к такому-то вопросу. Скажите «да» — будем заниматься, будь-то строительство жилья или футбольная команда… Нет – значит нет. Но, как правило, раз я сказал — значит, коллектив меня поддержал… (смеется – примечание И.П.). Раз директор «за» — как начальники цехов будут против?

— Никто не пытался даже возражать?

— Из-под палки ничего не было. Как было поставлено – футбольная команда это 49-й цех завода! И в еженедельной заводской оперативке обязательно участвует начальник команды, а позднее – президент клуба, отчитывается, что и как в команде. Ему иногда доставалось не столько от меня, сколько от начальников цехов. Было и такое, что футболистов водили по цехам, показывали, скажем, литейное производство. Не часто, но такие «экскурсии» были. Могли и собрать футболистов в техкабинете на заводе.

— Не одно поколение футболистов «Торпедо» рассказывали, что, выходя на игру, всегда смотрели наверх, на центральную трибуну – на месте ли Генерал, то есть вы… И матчей без вас было очень мало, верно?

— Старался смотреть матчи не только дома, но и на выезде. А с домашней игры ушел только один раз – когда команда вышла на игру в форме без надписи «АвтоЗАЗ». В перерыве – уникальный случай – Лемешко или Колесников договорились с судьями и команда поменяла форму! Звонят мне в кабинет на завод – возвращайтесь! Я не вернулся. Ведь, откровенно говоря, для чего мы держали команду, когда она была в высшей лиге? Это реклама завода, как по-другому?

— Вы были в курсе всех вопросов?

— В мелочи не вникал, но в целом, конечно, всегда был в курсе. Если что-то и происходило за моей спиной – а такое могло быть крайне редко – я все равно бы узнал. К примеру, когда команда поднялась во вторую лигу, стадиона у нас, по сути, не было. Собрал у себя начальников цехов, комсомол, профком… Говорю – давайте построим стадион! Я отвечаю за материальную сторону. Остальное – рабочую силу находите вы. В Запорожье, кстати, в то время на заводе и смежных организациях работало 20 тысяч человек, в объединении – 37 тысяч. Семьи, трудовые династии – все у нас было. Короче, взялись, распределили между собой стадион по секторам, а я иногда вечером заскочу, посмотрю — как идет работа. Рабочие ко мне – ой, Степан Иванович, не хватает лопат, носилок… Строили мы эти трибуны сами, своими силами. Единственное что не смогли сделать самостоятельно и нанимали специалистов, кажется из Днепропетровска, для строительства футбольного поля. Хотели, но так и не успели сделать переход с Южного поселка на стадион, хотя планировали и предметно занимались этим вопросом.

— У команды или, вернее, у завода была и своя футбольная школа?

— Завод шефствовал практически над всеми общеобразовательными школами в Космическом и Южном микрорайонах Запорожья. У нас были не только свои болельщики, но и воспитанники. Более 400-х детей занималось в футбольной школе, которую мы создали на Космосе и многие ребята оттуда играли потом и в «Торпедо», и в других командах. Школа, кстати, есть и сейчас, но условия, сами понимаете, для занятий уже не те.

— Игроки «Торпедо» числились на заводе, как говорится, «подснежниками»? 

— «Подснежники» самые настоящие! Почти в каждом цехе были эти футболисты. Перед каждой игрой ко мне обязательно заходил начальник команды Анатолий Колесников и что-то просил. В основном — деньги. Тому же Вернидубу нужна была квартира – дали и ему, и Арсену Авакову в одном доме со мной. Старались создавать условия ребятам. Чернорубашечникам – так мы называли судей – всегда что-то было нужно…. Анатолий Петрович всю черновую работу делал, ее было много и обо всем не расскажешь.

— Поговаривают за суперсовременное для тех времен табло на автозаводском стадионе отдали что-то около 300 новеньких «Таврий»… 

— Нет, не столько. Табло приобрели по бартеру через Венгрию, куда продавали автомобили. — Вы были частым гостем раздевалки? — В раздевалку не заходил ни разу! Считаю, что это некорректно. Я мог подождать ребят у выхода на поле, у раздевалки – смотря где играли. А в раздевалку – нет, не заходил. Лемешко, говорят, там их гонял – и прикрикнуть мог, и тазиками бросался.

— Как-то в своем интервью Евгений Филиппович Лемешко рассказывал что уже собирался ехать в родной Николаев принимать тамошний «Судостроитель», но все решил пятиминутный разговор с Вами. Чем «взяли» маститого тренера?

— Не знаю. Просто поговорили и все. Лемешко – это глыба! В общении с ним не было никаких проблем – очень приятно было общаться. Я ему говорил просто – мы будем создавать условия, а ваше дело – играть, вы должны работать на совесть. Опять же – он был частым гостем оперативок, общался с начальниками цехов и ему иногда доставалось, взбучку устраивали при всех. Нормально было, хотя и тяжеловато после развала Союза. С комплектующими на заводе проблема, а тут – перелеты, переезды, команду надо самолетом отправлять во Львов.

— Как известно, облсовет курировал запорожсталевский «Металлург». И успехи «Торпедо», как известно, там воспринимали весьма ревностно. Не было попыток «прикрыть» команду?

— Когда у нас стало две команды — мне довелось выслушать немало упреков! Зачем Кравчун создал вторую команду? Зачем в городе две команды? Что это такое? Было всякое… Предлагали соединить «Металлург» и «Торпедо» — Юрий Георгиевич Бочкарев, Григорий Вуль, еще кто-то раза три-четыре приходили с таким предложением. Больше ревности было. Мы считали, что все сделали правильно. Для меня главное, чтобы коллектив завода был заинтересован, а все остальное… Говорите что хотите!

— Какие игры «Торпедо» для вас особенно памятные?

— Когда выбили киевское «Динамо» из розыгрыша Кубка Украины. А вообще их было много! С «Динамо» как-то вничью сыграли на глазах Суркисов, так после матча Йожеф Сабо, увидев что я спускаюсь с центральной трибуны — подбежал, встал на колено – Степан Иванович, говорит, я не знаю, как я доживу до того времени, чтобы мы на вашем поле выиграли… Перед такими матчами мы настраивали команду, я встречался с ними…

— Кого из игроков отметите?

— У нас играло много хороших ребят. Игорь Черкун, Женя Чеботаев, Рома Бондаренко, Саша Заец, Олег Ветров, Александр Волков, много… Тот же Сережа Комлев, мастер штрафных, до сих пор иногда звонит. Помнят и болельщики нашу команду. Конечно, это приятно.

— Болельщики и ветераны завода иногда сожалеют о вашем уходе завода. Останься Степан Иванович – был бы и завод, и команда, как, к примеру, на том же «Моторе»…

— Всему свое время! Я доработал до пенсионного возраста. Судьба «Коммунара» решалась в Киеве, уже ничего не вернешь. Новые хозяева обещали возродить команду, но экономическая ситуация не позволила. Обидно, что Запорожье перестал быть футбольным городом.

Беседовал Игорь Павленко, FOOTBOOM.COM

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ