Кусок мыла для избирателей или «Имидж» политического деятеля

12

Борьба за влияние на Украину вступает в очередную кризисную фазу. По некоторым (конспирологическим) данным выборы – внеочередные, конечно – в ВР могут произойти уже в конце нынешней осени. Не зря же множатся по стране бигборды различных политсил. Но все же реальнее – через год, в положенные сроки после выборов президента. А активность связана с усилением влияния на электорат, который и есть, как известно, источником власти.

Кого же будем выбирать? Ведь уже столько «обещалок» видели за двадцать семь лет! Утешает одно: не мы одни ежевыборно наступаем на одни и те же политические грабли. Публикацию, которую мы предлагаем сегодня вам, уважаемые читатели, предупреждает о том, что не все золото, что блестит. Выбирать все же нужно умом, а не сердцем, как нам кто-то постоянно пытается внушать.

В 1977 году издательство «Гарри Абрамс» выпустило в свет огромный альбом «Искусство рекламы», в котором были собраны лучшие работы Джорджа Луиса – известного специалиста в этой области. Рекламы с комментариями самого автора расположены по тематическому принципу. Среди других имеется и раздел, посвященный политике.

«Является ли политический деятель куском мыла?» – таков подзаголовок этого раздела. Сравнение политического деятеля с товаром – метафора не новая. Вспоминается, что в 1969 году в Америке вышла книга Джо Мак-Гиннеса «Как продавали президента в 1968 году», в которой более чем откровенно один из участников предвыборной кампании рассказывал о технологии, с помощью которой потребителю навязывали политического деятеля, как товар. Несколько извиняющимся тоном Луис открывает раздел о политической рекламе следующими словами: «Споры «за» и «против» политической рекламы те же, что и о рекламе в целом. Мы играем свои роли в конкурентном обществе, в котором имеются неравенство и перекосы. Но таков наш образ жизни, и таковы правила игры».

«Хорошо это или плохо, но факт в том, что реклама – единственный способ, при помощи которого кандидат может поведать о своих добродетелях. Без рекламы любой кандидат, невзирая на все свои благородные качества, будет уничтожен, на него просто никто не обратит внимания. Давайте посмотрим на все это таким образом: если есть что-то нехорошее в том, что мы продаем кандидата, значит, есть что-то нехорошее и в том, что мы продаем кусок мыла. Может быть, есть что-то нехорошее вообще в самой идее торговли, но я живу в Америке, а не на Луне».

Чтобы проиллюстрировать свою мысль, Луис приводит следующий факт. В 1970 году проходили выборы, во время которых нужно было выбрать сенатора от штата Пенсильвания. Против республиканца Хью Скотта, который уже в течение 32 лет был конгрессменом и сенатором, выступал слабый кандидат от демократов – Уильям Сеслер. Тем не менее Скотт нуждался в поддержке, поскольку разрыв в голосах, поданных «за» и «против», тоже имел немалое значение для авторитета республиканцев в стране. Как лидер меньшинства, Скотт впал в немилость к Никсону, и для того чтобы сохранить свой авторитет в сенате, ему нужна была победа с отрывом как минимум в 100 тысяч голосов. В противном случае на его место могли посадить другого человека. Дело осложнялось и тем, что на пост губернатора штата шел и должен был победить с большим разрывом некто Милтон Шэп, что укрепляло позиции демократов в штате. По словам Луиса, команда Скотта знала, что он сторонник демократов, и тем не менее обратилась к нему за помощью.

Какой же рекламный прием предложил Луис? Ему было известно, что Скотт работал при шести президентах: Рузвельте, Трумэне. Эйзенхауэре, Кеннеди, Джонсоне и Никсоне. В облике Скотта, вспоминает Луис, было что-то от Деда Мороза – доброе, располагающее. В кабинете на стене тесной группой висели портреты, подаренные ему шестью президентами. Луис предложил следующий телесценарий, текст которого мы полностью воспроизводим:

«По крутым ступенькам Капитолия поднимается мальчик и подходит к строгому на вид охраннику: «Мне, пожалуйста, к сенатору Скотту». Охранник властно указывает, куда пройти. Мальчик подходит к огромным деревянным дверям и стучит. Сенатор Скотт: «Ну, давай, Билли, заходи. Как тебе здесь нравится? Это мой офис. А когда-то это был офис Томаса Джефферсона. Я до сих пор волнуюсь, когда сажусь в это кресло. У Джефферсона, Билли, были верные мысли о том, как должно работать правительство: «Следуй своим принципам и доверяй народу». В Америке делается очень много правильного. Но есть кое-что и неправильное. Я здесь для того, чтобы выяснить, что здесь неправильное и как сделать, чтобы оно стало правильным. К тому времени, когда ты пойдешь в колледж, Билли, у нас в Америке многое улучшится. Это я тебе обещаю. Я работал с шестью разными президентами. Все они великие люди, и мне удавалось ладить со всеми ими. А теперь давай спустимся в бар сената, и я куплю тебе бутылочку кока-колы».

Голос диктора: «И так день за днем, используя всю свою энергию и силу убеждения, один человек борется за благополучие нашего штата, ради благополучия всей нации. Самый могущественный сенатор из всех, что у нас были, – Скотт из Пенсильвании». Подобных телероликов было несколько: Билли и сенатор на заводе, на рыбной ловле».

В результате Хью Скотт победил с отрывом в 220 тысяч голосов. Так создается «имидж» политического деятеля, который затем подается к столу миллионам американских телезрителей. Это политическое блюдо было дорогостоящим: платили автору, съемочной группе, телекомпании. Стоимость минуты показа зависит от времени дня и того, в какую передачу ее вкрапливают.

Источник: Пресс-центр

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

двенадцать + 8 =