Лошади и война. Как выживает сегодня самый популярный конный клуб Запорожья

Конноспортивный клуб «Патриот Запорожья» существует с 2008 года. Расположен он в самом сердце заповедника «Хортица», с трёх сторон его окружает первозданный лес. Много лет КСК «Патриот Запорожья» был центром притяжения для любителей лошадей – а таких в нашем городе немало. Здесь не только можно совершить конную прогулку по заповедному лесу, но и стать «продвинутым» конником с помощью опытных инструкторов, а также научиться всем нюансам обращения с лошадьми. Благодаря КСК «Патриот Запорожья» наш город получил множество победителей и призеров международных турниров и всеукраинских чемпионатов по конному спорту. Здесь созданы все условия для желающих стать профессиональными всадниками.

Руководит клубом Анастасия Копишинская – в прошлом профессиональная спортсменка. Помимо КСК «Патриот Запорожья», она много лет возглавляет областную федерацию конного спорта. Анастасия всю жизнь посвятила лошадям, и знает про них буквально всё. Она буквально живёт ими и конным клубом.

К сожалению, нормальную жизнь и планы клуба, как и всем нам, перечеркнула война. Сегодня конноспортивный клуб «Патриот Запорожья» буквально на грани выживания. Что будет с ним завтра – сказать не может никто, но сегодня сотрудники клуба буквально на энтузиазме стараются сохранить уникальный для Запорожья объект.

Мы пообщались с главным «ангелом-хранителем» конноспортивного клуба Анастасией Копишинской, затронув непростые вопросы, на которые не всегда можно найти ответ.

— Несколько месяцев назад ходили слухи, что на Хортице голодают кони, и им срочно нужен корм. При этом упоминалось название «Патриот Запорожья». Что это за ситуация была?

 — Автор той публикации то ли не разобралась, то ли сделала это с какой-то своей целью. Во всяком случае, она опубликовала номер своей карты «на помощь лошадям». Сколько ей прислали денег, и куда они делись – я не в курсе.

Моему возмущению не было предела, я три дня не могла успокоиться. В конном деле я профессионал с кристальной репутацией – как про меня могли сказать, что у меня корма закончились?! У меня всегда были запасы на год и даже больше, на случай неурожая.

В итоге мы получили массу бесполезных звонков типа: «можем дать вам два мешка зерна, приезжайте, заберите», и называют место в 100 км от Запорожья. Спасибо, конечно, но бензина уйдёт больше, чем стоит эта помощь. Или предлагают ехать забрать 15 тюков сена – это на один раз лошадям раздать.

Или звонит бабушка, разговариваешь полчаса, остановив всю работу, а в итоге она предлагает приехать к ней в село и забрать «полмешочка зерна, которое от курочек осталось». Мы очень благодарны за все предложения, но, к сожалению, эта не та помощь.

Безотносительно той публикации нам и другим коллегам очень помог «Хлебодар»: через нас, через мои звонки конным клубам Украины было роздано более 600 тонн отрубей. Каждому по 16 тонн, бесплатно, в течение лета.
И вы знаете, хоть бы кто из них хотя бы в «сториз» написал спасибо…

— Так всё же, что с кормами для лошадей? Не грозит ли им голод?

Корма – это не главная наша потребность. Главная проблема – деньги. Во-первых, надо что-то платить сотрудникам. Во-вторых, имеется много неочевидных, но важных потребностей.
Например, постоянно нужны «расходники», без которых не обойтись – вёдра, шланги, автопоилки, лопаты, известь и т.п. Прямо сейчас надо две бензопилы везти в ремонт, а для этого заправить машину. Купить масло, наточить цепь. Упал забор – надо срочно ремонтировать, обвалилась стена в амбаре – нужен каменщик. Конь оторвал ворота – нужен сварщик. И за всё надо платить деньги. Мы очень многое делаем сами, но коллектив у нас женский.

У нас постоянно работают двое дежурных, и, в зависимости от записи посетителей – приходят инструкторы. Себя я не считаю, и зарплату не беру. Ещё есть кузнец, который приезжает по мере необходимости – он тоже работает не бесплатно.

Что касается кормов, то их мы всегда закупаем на год вперёд. На начало войны у нас уже был заказан и оплачен корм в Васильевке. Но зерно, больше 10 тонн, мы не успели вывезти. Когда мы поняли 24-го утром, что его надо очень быстро забирать – мы даже нашли машину-попутку из Мелитополя, но тот водитель позвонил и сообщил, что «нас уже захватили».

— Как прошли для вас первые месяцы войны?

Первые несколько месяцев мы как-то пережили. Мой муж ушёл воевать, все сотрудники уехали из города. Мы жили здесь с сестрой вдвоём, и это всё хозяйство полностью легло на нас.

После того, как мы прожили здесь 3 месяца – я в больницу попала. Нагрузка была колоссальная. Надо учитывать, что хозяйство это довольно беспокойное. Это ведь в идеальном мире все кони здоровы, и с ними всё хорошо. А тут – кто-то объелся, кто-то кого-то укусил, рана гниёт, надо уколоть, промыть, надо пошагать.

Когда весной они рожать начали – это был «хит сезона». Никто ведь не ожидал, что будет война. А лошади ходят жеребые 11 месяцев.

А сколько внимания требуют жеребята! Они растут, каждого надо «оповодить», с каждым надо заниматься. Вывести, пообщаться, везде потрогать, научить его поднимать ноги. Если упустить время – то кому потом эта дикая лошадь нужна, которая может только покалечить?

Кстати, у нас немало старых лошадей: они живут у нас, пока не умрут. Есть лошади, которые со мной 25-30 лет.

Кто-то говорит – зачем их кормить, сдайте на мясо. Как его сдать на мясо? Он приехал сюда, когда ему было полтора года. Он со мной 28 лет прожил. Моя дочь его водит гулять, он неплохо выглядит, со стороны сложно понять, что ему столько лет – просто у него зубов уже нет. Опять же, такая лошадь требует повышенного внимания, так как не сможет «выгрызть» себе место у кормушки среди молодых и поесть. То есть его надо поймать, отдельно поставить, дать то, что он сможет без зубов поесть, и так далее.

Потом люди начали потихоньку возвращаться, в мае даже сезон начался – когда хорошая погода, и хочется гулять.
У нас есть два сезона, когда что-то можно заработать – это весна и осень, когда на Хортице не жарко и красиво.

Мы взяли двух дежурных на работу, вернулись инструкторы. И жили мы относительно нормально, пока Запорожье не начали крепко обстреливать. После этого уехали почти все.

— Говорят, у вас здесь есть и кони-беженцы?

— Когда в городе был период относительной стабильности, мы начали помогать другим. Кто, как не мы, придет на помощь, если дело касается лошадей?
Так мы набрали «коней-беженцев», и не только. У нас живут 6 лошадей с оккупированных территорий.

И ещё прошлой осенью взяли из приюта двух пони. Они уже были при смерти. Можно было, конечно, их не брать, но, как говорится, не поднялась рука. Когда я их увидела – я поняла, что они сдохнут. Они были в ужасном состоянии, я таких худых лошадей не видела никогда. У них гнили ноги, у них были вши. Одну пришлось побрить налысо. Когда мы их искупали, была глубокая осень, и мы их сушили в комнате при помощи фена.
Теперь видите – вон эти девочки толстенькие стоят, коричневая и серая.

Что примечательно, они у нас живут на основании договора, а числятся по-прежнему за приютом.

Две лошади у нас – из центра реабилитации, который уже разбомбили. Там было отделение иппотерапии для детей с особенностями здоровья. И ещё три лошади нашего знакомого, который сейчас на фронте.

Если кто не знает – кони едят 6 раз в день: три раза кашу, и сено едят. Первое кормление по расписанию – в 6 утра, последнее – в 10 вечера. Сейчас, понятно, они ещё пасутся, но зима уже на пороге.

Осенний сезон, когда можно было что-то заработать, фактически пропал. В начале сентября, когда начались тёплые погожие дни, мы ещё надеялись. Думали, что-то подкопим на зиму. Цены, кстати, мы не поднимали.

Были даже «грешные» мысли поехать на соревнования в Днепр. У нас есть дети-спортсмены, которые серьёзно тренируются, регулярно ездят верхом. Мы уже буквально готовились.

Но пошёл дождь, а затем захватчики решили Запорожье «разобрать на запчасти». И сейчас о заработке думать не приходится — как говорится, спасибо, что живой.
Все, кто к нам приезжал кататься на лошадях и тренироваться – уехали. Эвакуировались даже те, кто не уехал весной.

А мы остались, и превратились в своеобразную «последнюю надежду» для животных. К нам отовсюду начали их привозить.
Попросили приютить самца косули. Он жил в зоопарке, зоопарк закрылся. Состояние было ужасное. Мы его выходили, но в природу его выпускать нельзя: у него травмирована челюсть, и он не выживет. Пришлось построить для него отдельный вольер с домиком.

Затем нас попросили «пристроить» пару коз, так как хозяева уехали. Нам поневоле приходится «усыновлять» даже собак, к нам почему-то везут подбрасывать котов, и так далее. Это не наш профиль, но что делать?

— Анастасия, говорят, что вы никогда не просите помощи у незнакомых людей. Такая черта говорит о сильном характере, но, может, в такой ситуации стоит обратиться к людям?

— Для нас самая лучшая поддержка – это понимать, что мы нужны. Несмотря на все военные передряги, мы продолжаем полноценно работать, и проводить конные прогулки по живописным местам Хортицы, обучать обращению с лошадьми, проводить индивидуальные тренировки под руководством профессиональных инструкторов, и многое другое, вплоть до фотосессий с лошадьми.

У нас в клубе «Патриот Запорожья» есть всё для конного спорта – большой ограждённый манеж с песчаным покрытием и профессиональным комплектом препятствий. У нас есть чем заняться и опытным наездникам, и начинающим любителям. И, конечно же, у нас есть все условия для семейного отдыха – дети здесь всегда в восторге!

Всё лето мы надеялись на лучшее, и занимались с детками-переселенцами, к нам приезжали большими группами. Делали это мы для них бесплатно!

По сей день погулять у нас на конюшне можно бесплатно. Люди приезжают, в основном в выходные, с собой берут пакет морковки, яблок угощать животных. Где ещё в Запорожье можно на природе пообщаться с пони, осликом, козами, пофотографироваться? В том же Петрополе только вход стоит 220 гривен – просто так с семьёй не погуляешь.

Так что, повторюсь, лучшая помощь нам и лошадям – это дать возможность честно заработать. Приезжайте в наш клуб с детьми и без, катайтесь, тренируйтесь, гуляйте, отдыхайте, общайтесь с животными, заплатите за свои эмоции и наш труд – поверьте, это будет самая лучшая помощь!

От редакции.
Как бы там ни было, помощь лишней не бывает. Если вы имеете возможность оказать содействие конно-спортивному клубу – вашего звонка ждут по номеру +380676110889.

 

Оставьте свой ответ

Please enter your comment!
Please enter your name here

четыре × один =