«Слуга народа» Евгений Шевченко: Я сознательно выбрал свой трудный путь

Победа Владимира Зеленского на президентских выборах, и рекордные рейтинги его партии “Слуга народа” стали настоящим феноменом украинской политики, и свидетельством того, насколько наше общество заждалось перемен к лучшему и “новых лиц”, которые будут, образно говоря, “локомотивом” этих перемен. Один из таких кандидатов – Евгений Шевченко. Судя по обрушившемуся на него “чёрному пиару”, этот новый на политическом поле игрок- наиболее вероятный победитель избирательной гонки по 76 округу Запорожья. Кто этот человек, почему он решил идти в политику, к которой раньше не имел никакого отношения? Журналисты портала “Вместе” пообщались с Евгением Шевченко в неформальной обстановке, и попытались выяснить – кто этот человек, и чего от него ждать избирателям.

– Евгений, у ваших конкурентов по округу есть некий информационный шлейф. Во всяком случае, избиратели хотя бы в общих чертах знают – что они собой представляют. Вы же появились буквально ниоткуда, классическая «тёмная лошадка». Кто такой Евгений Шевченко, представитель самой мощной на сегодняшний день политсилы «Слуга народа», кандидат-мажоритарщик от 76 округа?

– Получается, я и есть тот самый «новый человек». Поэтому обо мне и не знают. Если бы меня все знали – я не был бы «новым человеком». Общество хочет видеть у власти новых людей – тех, которые не были чиновниками, депутатами, партийцами. Поэтому давайте знакомиться.

– У вас есть самые большие шансы стать «слугой народа» от Запорожья. Поэтому избиратели хотят знать о вас всё. Расскажите, где вы родились, как проходило ваше детство и молодые годы, как вы заработали первый капитал?

– Я вырос в селе под Мелитополем. Всю сознательную жизнь живу в Запорожье. Мой бизнес начинался в городе Прилуки Черниговской области. Я там служил в армии, и потом ещё несколько лет там жил. Бизнес заключался в том, что я работал на нефтепромысле, и это было начало 90-х, в стране был дефицит горючего. Мы покупали машинное масло, солярку, бензин, и меняли в колхозах на сахар. Тогда была гиперинфляция, живых денег почти не было, все старались работать по бартеру. Сахар мы реализовывали на рынках, получали наличные и снова закупали нефтепродукты. В то время подобным образом зарабатывали многие.

– У вас с детства были способности к предпринимательству?

Первые деньги я заработал ещё в детстве. Чтоб вы понимали – когда меня призывали в армию, у меня уже было своих 4000 рублей, советских. Я хотел купить и купил  хорошие мотоциклы – ИЖ-Юпитер 5 с коляской, три мопеда, куча велосипедов. И всё это я заработал своим трудом, родители мне денег не давали. К труду я был приучен с раннего детства. Мы всегда держали бычков, я их кормил, поил, чистил и выносил навоз с утра до вечера. Со школы приходишь, переодеваешься, и к бычкам. Потом баня, и бежишь в дом культуры колхоза. У нас была музыкальная группа, я там пел, играл на гитаре, барабанах, трубе и так далее.

Кроме этого, до армии я работал и слесарем, и пожарным. В колхозах тогда нанимали молодых ребят. За месяц можно было заработать рублей 50, это были большие деньги для сельского пацана. За 3 рубля можно было в городе весь день кататься на каруселях, есть мороженое и сладкую вату. Также я работал помощником комбайнёра. Но основным видом дохода было семейное дело – выращивание бычков. То есть в детстве, даже в самом раннем, у меня всегда были деньги, заработанные собственным  трудом. А еще прополка лука, за день можно было заработать 10-15 рублей. Это были большие деньги. Мопед тогда стоил 150 рублей, на него можно было заработать за 10 дней. Поэтому я с детства знал, как можно заработать деньги и не сторонился никакого труда.

– Где и кем вы служили? Кстати, располагая на момент призыва суммой в несколько тысяч, можно ведь было откупиться от армии?

– В то время про возможность откупиться никто даже не слышал. Наоборот, было стыдно, если не возьмут в армию – значит, ты больной или какой-то не такой. Это был позор. Я, наоборот, хотел в армию. Служил я в дальней стратегической авиации в городе Прилуки. Первый год я служил в службе авиационного вооружения и боепитания. Мы подвозили под самолёты бомбы, снаряды, ракеты, всевозможное авиационное оружие, а техники их устанавливали.

– С дедовщиной приходилось сталкиваться?

– Дедовщина – не самое плохое, что там было, она даже обеспечивала некоторый порядок. Была вещь посложнее – землячество. Я призвался в 1990 году. Ещё был Союз, Горбачёв, министр обороны Язов. Нас было всего пятеро с Украины. Все остальные – Кавказ, Средняя Азия, Прибалтика. Я вроде как в Украине служил, но определённое время этого не чувствовал. Мы сильно страдали от их «сплочённости». Но в какой-то момент мы, украинцы, «сплотились» сами, причём настолько, что оказалось, что мы – лидеры. Я тогда понял, что пять хорошо организованных бойцов гораздо сильнее сотни разобщённых. Лидерские качества я получил именно в армии – она меня этому научила.

– Может, в этом и беда украинцев, что мы слишком разобщённые? Как говорится, где два украинца – там три гетьмана?

– У украинцев, в отличие от других славянских народов, более выражено стремление к индивидуальности. Те же россияне более тяготеют к коммунальности, коллективности, общинности, они так себя более комфортно чувствуют. А украинцы всегда боролись за частную собственность, мы индивидуалисты. В Украине какая самая большая проблема – чьё дерево на меже огорода, и из-за этого постоянно рознь.

Что касается моей службы, то со второго года я служил уже в комендатуре заместителем командира взвода.  Это уже совершенно другая служба, типа военной полиции. Мы выезжали на все происшествия с участием военных, вне зависимости – срочник это или офицер. И трупы вытаскивали из воды, и хулиганов доставляли на гауптвахту. Гарнизон наш был огромный, 3,5 тыс. человек, плюс прикомандированные. Я часто общался с представителями милиции, прокуратуры, и уже тогда понял, что такое силовые структуры. По сути, я сам служил в армейской силовой структуре.

– Давайте поговорим о вашей семье. Уверен, что вашим избирателям, особенно женщинам, это очень интересно.

– Если честно, я очень не люблю говорить о своей личной жизни. Могу сказать, что семейные ценности для меня – прежде всего. У меня трое прекрасных детей. Но так сложилось, что в данный момент я холостой. Я очень страдаю от того, что не женат, но работа, а теперь и политика занимают сейчас практически всё моё время.

– Бытует мнение, что современному мужчине нужна женщина-домохозяйка. Чтобы она обслуживала его, готовила вкусные обеды и сидела дома. Это соответствует вашим жизненным убеждениям? Или, наоборот, женщина может работать, реализовывать себя?

– Моё личное убеждение: если женщина занимается только домашним хозяйством, детьми и кухней – она в итоге деградирует. Потому что человек – существо социальное, и человек развивается благодаря социальному общению друг с другом. Я против того, чтобы женщины только сидели дома. Нормальному мужчине не нужны бесплатные уборщицы и повара. Женщина должна заниматься любимым делом, быть в обществе.

– Расскажите о ваших детях

– Старшему сыну 26. Он окончил Харьковскую юридическую академию им. Ярослава Мудрого, работал чиновником в районной администрации, затем уволился оттуда. Он мне говорил: «Я не думал, что там всё так плохо. За формализмом чиновники не видят людей». Мой сын – очень честный и справедливый, совершенно не «мажор». Сейчас он подал документы в Государственное бюро расследований на следователя. Правда, уже несколько месяцев конкурс не объявляют. Обещают, что он будет, но не проводят. Но сын сказал, что всё равно пойдёт работать в ДБР. Уверен, что у него всё получится, потому что он обладает главным качеством: у него обостренное чувство справедливости. Мне кажется, что ему будет сложно с этим жить. Но он такой, какой есть.

Моя дочь живёт в другой стране со своей мамой. Она на очень высоком уровне занимается классической музыкой, играет на скрипке, фортепиано. Выступает на международных детских конкурсах. Профессионально занимается фигурным катанием, до этого долго занималась большим теннисом. Она очень талантлива.

И есть у меня младший сын, ему 10 лет, учится в «Логосе», занимается боксом. Он очень умный и очень коммуникабельный. У меня как-то получилось, что дети очень разные по характеру. Один спокойный, с большим чувством справедливости, дочь – «звезда», очень талантливая и очень красивая, а младший – очень харизматичный и очень общительный. Он до такой степени социализирован, что сложно представить.

– Кто больше на вас похож?

– Мне все говорят, что старший, но мне кажется, что младший. Но если честно, то больше всего на меня похожа дочь. Она похожа на моих предков, на моего отца. И талант к музыке у неё проявился не просто так. Вся моя семья – и я, и бабушка, и сестра, и братья – все или поют, ил играют на музыкальных инструментах. В нашей семье всегда была половина художников, и половина музыкантов. Моя двоюродная сестра живёт в Харькове – она профессиональный художник.

– Помните ли вы дни, когда родились ваши дети?

– Конечно. Когда родился первый сын – я после службы в армии жил в Прилуках. В этот день ко мне приехал мой друг из Запорожья – мы с ним вместе служили. Это было утро 19 июля 1992 года – тепло, солнце. И у жены начались схватки, надо было везти в роддом. И мы с другом на его машине – а у него уже на то время был «Мерседес» – отвезли её в роддом. А когда родилась дочь – шёл дождь…

– Как зовут ваших детей?

– Старший – Ваня, дочь – София, и младший – Кристиан.

– И кто выбирал имена для ваших детей?

– Старшего назвала бабушка. Я тогда был слишком молод, и меня никто не спрашивал. Дочь назвала мама. А вот младшего уже назвал я. Кстати, у футболиста Андрея Шевченко сына зовут Кристиан. Таким образом, в Украине – два Кристиана Шевченко.

– Что может заставить плакать Евгения Шевченко?

– Уход из жизни людей, друзей. Уже немало их ушло, по разным причинам.

– Вас когда-нибудь предавали?

– Конечно. Но я хочу сказать, что я научился прощать. И были случаи, когда с близкими друзьями, через годы, мы осознавали, что мы оба были неправы, находили общий язык, и сейчас мы – лучшие друзья. Но были и предатели, которых я просто вычеркнул из своей жизни. Предателей было много. Я человек доверчивый, открытый, и зачастую страдаю из-за этого.

– Вы далеко не бедный человек. Каким состоянием владеете, есть ли недвижимость в Крыму, где живёте, на чём ездите?

– Я не олигарх, но для нормальной жизни средства у меня есть. Недвижимости в Крыму нет и никогда не было. У меня хорошая большая квартира в центре Запорожья, автомобиль BMW X5. Есть ещё одна машина, но она оформлена на юридическое лицо. Моё имущество в основном оформлено на предприятиях, личного не так много. Есть хороший дорогой мотоцикл, два велосипеда. Остальная техника – комбайны, трактора – всё на юрлицах. Яхт, пароходов, вилл у меня нет. Я предприниматель средней руки, и не считаю себя супербогатым человеком.

– Бизнес в нашей стране вести нелегко. Сталкивались ли вы с прессингом, вымогательством, платили ли взятки?

– Взятки, конечно, платил. Система была такая, что иначе выжить было невозможно. На грани стоял весь трудовой коллектив. Но в последние годы – лет примерно 10, когда я уже заматерел, «отрастил зубы» – этого уже не было. Я сопротивлялся и побеждал.

– Что у вас за предприятие?

– Мы занимались выращиванием сельхозкультур, сейчас оказываем услуги по обработке полей, ремонтируем технику. Мы ждём отмены моратория, потому что считаем, что вкладывать надо не в аренду земли, а в собственность, чтобы с каждого квадратного метра получать как можно больше добавленной стоимости. Нужно развивать овощеводство, садоводство, а без орошения это невозможно. Оросительные системы старые, их статус непонятен, инвестировать инвесторам туда не хочется. Я инвестировал, в итоге были конфликты, судебные разбирательства. В итоге на нас хотели напасть, рейдерские захваты  – всё это я прошёл на своей шкуре. Наш суды – особенно Запорожский апелляционный суд – это судилище, справедливости там нет и сейчас. Поэтому мы идём во власть, чтобы это исправить и просто дать бизнесу зеленый свет. Хватит заниматься ерундой, предприниматели должны думать о развитии своих предприятий, о зарплатах и людях, а не о том как защитить свой бизнес.

– Сколько человек у вас работает? Какая средняя зарплата?

– У меня трудится 60 человек. Что касается зарплаты – то, например, механизаторы получают в среднем больше 20 тысяч, а в сезон – больше 1000 долларов в месяц. Сегодня механизатор – как лётчик, днём с огнём не найдёшь хорошего. Старые кадры на пенсии, а молодых не готовят. Все хотят быть юристами, экономистами.

– Вы общались с так называемым «смотрящим»?

– Сейчас некие «общественники» пытаются мне навязать ярлык, что я якобы возле него «крутился». На самом деле я был его ярый противник, который от него сильно пострадал. Мне сейчас даже противно упоминать его имя. Мне в то время пришлось вывезти семью в Крым, потому что на меня было страшное давление, и Анисимов угрожал мне лично, что он меня уничтожит.

– Ваши оппоненты писали о ваших уголовных делах, о том, что вы занимаетесь рейдерством.

– Мне нечего скрывать. Отвечу как есть – рейдерством никогда не занимался, более того – сам был жертвой рейдерства. Был человек, который ходил и всем пайщикам платил деньги, чтобы те давали доверенности. И по этим доверенностям они подавали в суды и пытались расторгнуть договоры аренды на землю и распаёванное имущество. Эта война длилась лет шесть. Бороться было очень сложно, наш оппонент был из правоохранительных органов, так называемый «оборотень». Теперь я даже благодарен за такой опыт – я точно понимаю, что надо делать в таких ситуациях.

Что касается уголовных преследований – да, попытки заводить на меня уголовные дела были. Мы все эти дела выиграли в судах, дошли до Верховного суда – я везде был признан невиновным. Это просто давление на бизнес и на меня. Мама моя пострадала от этого всего очень сильно, и на неё тоже уголовные дела открывали. Она умерла – сердце не выдержало. Это были чистой воды «заказы». Я думаю, что прокуроров, которые этим занимались, правосудие настигнет. Они сейчас очень боятся, переживают, потому что знают, что это было незаконно.

– Вы хотите им отомстить?

– Я человек не мстительный. Думаю, что жизнь сама рассудит и даст оценку всем этим людям. Лично мстить не буду, но хочу, чтобы это больше не повторялось ни с кем. Это самое отвратительное – когда ты знаешь, что ты невиновен, ходишь в этот суд годами, видишь эту несправедливость…

А сейчас кое-кто из оппонентов достаёт эти давно закрытые дела, в которых все суды поставили точку, и пытается меня в чём-то обвинить. И началось это после того, как я организовал работу «команды ЗЕ» в Запорожье. Рассказывают байки, что я должник, например. Хотя это абсолютное враньё. Любой человек может зайти в реестр должников и убедиться, что моей фамилии там нет. Кстати, те, кто заказывают эти статьи  – сами имеют долги по кредитам. Я не хочу называть имена и кого-то обвинять – понимаю, что это всё политическая борьба.

– Давайте перейдём к моменту, когда Евгений Шевченко решил связать свою жизнь с политикой. Как вы оказались в офисе ЗЕ?

– Так я этот офис и создал! Я был основателем команды Зеленского в Запорожской области. У нас вообще была уникальная президентская кампания – выборы были построены на личной инициативе и волонтёрском движении. Началось всё в ноябре 2018 года. Ребята из Киева, из команды «Квартал» искали тех, кто имеет определённый опыт, никогда не был в политике (это важный критерий!), и в целом людей надёжных – тех, кто никогда не предаст и не подведёт. Меня пригласил друг и говорит: тут ищут человека, хочешь, я тебя порекомендую? Я говорю: почему бы и нет? Я давно хотел попробовать себя в политике. Приехал Серёжа, мы с ним переговорили, сразу нашли общий язык.

– Серёжа – это кто?

– Это нынешний зам. главы Администрации Президента. Он организовывал волонтёрское движение. И он попросил найти ещё надёжных ребят. Я, как бизнесмен, имею организаторские способности. Конечно, тогда никто точно не мог предсказать, что Зеленский будет президентом. Если честно, мы просчитывали свои риски в случае, если проиграем. В случае, если бы выиграла и осталась та власть – это был бы риск для всех и каждого из нас. Многие бизнесмены отказывались идти в команду Зеленского, потому что не хотели рисковать. Зато после первого тура начался «треш»!

– Ваша команда обеспечила Зеленскому убедительную победу в Запорожье. Запорожская область стала одним из самых «рейтинговых» регионов. У вас, скорее всего, была возможность получить какую-то хорошую должность.

– Мне в Киеве предложили стать главой областной администрации. Я очень вежливо отказался по простой причине: я точно не буду воровать деньги, а зарплата в 30 тысяч меня не устраивает. А народный депутат – это личность творческая, а я люблю творить. Законотворчество соответствует моему внутреннему содержанию. Глава ОГА – это чиновник, который выполняет инструкции. У меня просто немного другой склад характера. Я люблю созидать.

Почему я мажоритарщик? Я мог и в проходной список попасть, и ни о чём бы не беспокоился. Но наши киевские ребята считают, что я сильный кандидат, обладаю определённым ресурсом, и они попросили меня взять один из самых сложных округов, и вырвать эту победу. Они на меня надеются, знают, что я способен это сделать. Я сознательно пошёл по «трудному» пути. Для настоящего политика важнее слава, а не деньги. Для барыги и коррупционера политика – средство воровать. Я точно иду не для этого. Я иду, образно выражаясь, за «славой» – чтобы достроить мосты запорожские, чтобы сделать много хорошего, чтобы обо мне помнили, чтобы я вошёл в историю нашего города, а не вляпался в неё.

– Вы знаете, кого назначат губернатором в Запорожскую область?

– Догадываюсь. Это будет человек из Запорожской области. Если вдруг назначат человека не из Запорожья – то восстанет вся запорожская команда Зеленского, потому что у нас изначально было требование – губернатором должен быть человек из нашего Запорожского края.

– Допустим, я ваш избиратель. Назовите причины проголосовать за вас.

– Во-первых, мы уже начали перезагрузку страны, и все понимают, что президенту нужна своя команда в парламенте. Мы, как бы это не звучало – инструмент для того, чтобы президент воплотил в жизнь свою программу, с которой он победил на выборах. Это банально, но это факт. Поэтому для нас выборы – фактически третий президентский тур. И вопрос не в том, станет ли депутатом Шевченко – важно, чтобы Шевченко не подвёл людей. Что касается меня, то с Луны я не свалился, прошёл путь из колхоза до успешного бизнесмена, имею большой багаж опыта, и жизнь воспринимаю такой, как она есть, а не рисую иллюзии. Я человек приземлённый, всё понимаю буквально. И говорить людям то, что они хотят слышать, я не буду – я буду говорить только правду. Я сейчас за нас всех скажу, за команду Зеленского – мы немного другие. Конечно, есть и ошибки по людям: на днях на съезде сняли семь кандидатов из списка. Как правило, эти люди недавно попали в команду. И вопрос «как вы попали в команду» – это к ним, а не ко мне. Я в команду не попадал, я её создавал вместе с моими ребятами. И не я главный в команде – мы все главные. Решения все мы принимаем коллегиально. Я имею в виду и Рому Соху, и Мишу Крячко, и Диму Арабаджиева, и Виталия Боговина, и Диму Гладкого – это люди, которые с самого начала были в команде.

– В почтовых ящиках появились фейковые газеты, выпущенные якобы «командой ЗЕ», с фальшивыми кандидатами. Появились фейковые борды с вашими логотипами. Вы пытались установить, откуда «ноги растут»?

– Мы провели собственное расследование, выявили, откуда идёт поток «чёрного пиара». Передали материалы в правоохранительные органы. Сейчас идёт следствие, в ЕРДР внесены три уголовных производства по фактам уничтожения бордов, использования защищённой партийной символики, и использования недостоверных данных. В фейковой газете, оформленной в нашей партийной символике, пишут, что по нашему 76 округу идет  некий кандидат Солдатов от «Слуги народа». На самом деле это самозванец, живёт в Херсоне. Они недавно зарегистрировали общественную организацию, назвав её «Слуга народа», и он якобы там работает. Никакого отношения к партии «Слуга народа» ни эта организация, ни этот человек не имеют. Более того, в фальшивой газете они поставили на фото реального человека по имени Дмитрий Пахомов, который баллотируется от нашей партии, правда, в Черниговской области, в городе Прилуки. А под его портретом поставили фамилию Солдатова. Это чистый криминал, 157 статья Криминального кодекса – «перешкоджання політичному процесу». И по этому факту тоже возбуждено дело, следователь уже получил санкции на обыск и выемку в типографии, и скоро заказчики будут установлены.

– Когда вы встречаетесь с избирателями, как люди настроены? Наверное, требуют от вас ремонта крыши, песка в песочницу, говорят: «отремонтируйте нам подъезд, а мы за вас проголосуем». Как вы к этому относитесь?

– К счастью, большинство людей уже так не думают. Есть отдельные граждане, которые требуют, например, залатать ямы во дворах, что-то покрасить, установить детскую площадку. Но таких очень мало. Большинство людей нам говорят следующее: пожалуйста, не подведите, мы вам верим, верим команде Зеленского и «Слуге народа». Но если и вы нас обманете, то мы вообще будем в отчаянии. И мы понимаем эту ответственность. Я смотрю людям в глаза, и вижу всё их отчаяние и боль. И я точно знаю, что я их не подведу, и сделаю всё, что от меня зависит. В противном случае я сложу мандат и уйду. Для меня моё имя дороже.

Что делать с местными проблемами, которые являются не уровнем Верховной Рады, а местных советов? У нас есть решение: мы хотим осенью перезапустить всю эту власть и объявить досрочные местные выборы. Потому что практически все люди не могут назвать депутата городского совета, который от их округа баллотировался. Они просто не приходят к избирателям. Я для себя понял точно: местные органы самоуправления надо перезагрузить.

– Какие гарантии того, что вы не забудете о Запорожье, о своих избирателях, что вы будете появляться на своём округе?

– Ничего, кроме своего слова, я дать не могу. Политический процесс – это вопрос доверия. Сейчас у нас есть кредит доверия от людей, мы это знаем, понимаем и чувствуем. И наша задача – это доверие не распылить. Для меня мои принципы очень важны. Те, кто меня знает, в курсе, что я порой и страдал, и убытки нёс огромные из-за того, что дал слово и выполнял взятые на себя обязательства. Это мой принцип. Я никогда не бросаю пустых слов и говорю всё, как есть. Пытаюсь логикой довести до людей наши принципы и то, что мы будем делать.

– Как изменилась ваша жизнь после победы Зеленского?

– Появились люди, о которых я уже и забыл, что они были в моей жизни. Все звонят, пишут. Сразу видно людей, которые хотят получить какие-то преференции. Но я давно научился разбираться в людях, и вижу, кто приходит с чистым сердцем, а кто приходит для того, чтобы на каких-то давних знакомствах получить выгоду. Я сразу таких людей отсекаю. Кроме того, огромное количество людей обращается даже не с просьбами – с криками о помощи. Звонят, пишут – я даже не успеваю все сообщения читать, их очень много. Обычно это просьбы личного характера: кто-то просит купить ноутбук, кто-то просит купить «ГАЗель», кто-то просит помочь с лечением, кто-то жалуется на соседа, который неправильно паркует машину. Я не представлял раньше, что у людей столько проблем. Я понимаю, как сделать государство более комфортным для жизни людей, как сделать так, чтобы люди стали больше зарабатывать, как реформировать судебную систему. Но я не ожидал, насколько люди плохо живут. Это просто кошмар! Эта предвыборная гонка, которая для меня длится уже 8 месяцев, меня закалила. Я уже систематизировал для себя все социальные проблемы, и знаю, что надо отстаивать в Раде, какие законы принимать, какие отменять. Есть полное, абсолютное понимание проблем, которые практически везде одинаковы.

– У вас сейчас есть возможность обратиться к своим избирателям накануне выборов.

– Я хочу обратиться к запорожцам, особенно  к жителям Хортицкого и Вознесеновского районов, которые будут голосовать за нашу партию «Слуга народа». Вам придётся проголосовать не только за список в одном бюллетене, но и в другом бюллетене, где будет указан ваш кандидат от «Слуги народа». Я прошу вас быть внимательными. Голосуйте только за того, напротив фамилии которого есть надпись «Політична партія «Слуга народу». Это очень важно, потому что готовятся и уже осуществляются действия, чтобы вас запутать и украсть ваш голос при помощи грязных технологий. На это наши оппоненты тратят безумные деньги. Евгений Шевченко, представитель партии «Слуга народа» в бюллетене под номером 17.

И самое важное – мы точно будем делать то, что декларируем. Верьте нам. Мы вас не подведём, и точно будем менять эту страну сразу после победы на выборах в Верховную Раду!

Самые интересные новости Запорожья в Telegram: https://t.me/vmestezp

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

четыре + 2 =