Хроники украинской независимости: 2005-2006-й годы

Если абстрагироваться от политических событий, этот период для Украины был одним сплошным праздником. Судите сами: экономика и доходы населения росли; Евросоюз предоставил нашему государству статус страны с рыночной экономикой;  благодаря победе Русланы на «Евровидении» в 2004-м этот популярный песенный конкурс проводился в Киеве; наконец, футбольная сборная Украины впервые пробилась на чемпионат мира и там вышла в четвертьфинал. Что тут говорить – живи и радуйся! Но политика все же делала свое черное дело…

Два промаха Ющенко

«Оранжевая революция» заставила весь мир узнать, где находится Украина и что это, оказывается, суверенное государство. Получить карт-бланш в виде всецелой международной поддержки дорогого стоило. Но, как водится, все перепортили внутренние распри, личные амбиции и непродуманные ходы новой власти.

Начнем с последних. Виктор Ющенко заключил, что ковать железо нужно, пока оно горячо, и кинулся в омут укрепления украинизации в стране, усилив работу по созданию автокефальной поместной церкви и героизации воинов ОУН-УПА. Это резкое «национальное возрождение» пришлось не по нраву многим гражданам, в основном с юго-востока Украины. А добавить к этому открытую неприязнь гаранта к Донбассу (на совещании в Донецкой облгосадминистрации он позволил себе хамство в отношении местного чиновника: «Перед тобой президент, а не пастух гусей») – и картина получалась совсем уж неприглядной.

Второй промах Виктор Ющенко допустил, назначив на должность премьер-министра Юлию Тимошенко. Да, повел себя, как джентльмен, ведь этот пункт был в их договоренностях, но страну от этого «союза двух сердец» накрыло капитально. Леди Ю даже не помышляла оставаться на вторых ролях в украинской политике, старательно приписывая себе буквально все реформы и преобразования, происходившие в державе. И заодно «назначила» виновных в том, что они-де идут со скрипом.

«Люби друзи» и раскол

Виновные эти, по ее мнению, окопались в окружении главы государства, а главным закоперщиком выступал секретарь Совета национальной безопасности и обороны Петр Порошенко. Уже к лету 2005 года конфликт между командой Тимошенко и «любыми друзями» Ющенко разгорелся так, что загасить его оказалось невозможно. И хоть страна по-прежнему работала, но реформы стали – на первый план вышли политические разборки.

Главы Секретариата президента Александра Зинченко на нашумевшей пресс-конференции обвинил «любых друзив» в коррупции, но привело это лишь к тому, что Виктор Ющенко отправил Юлию Тимошенко в отставку с поста премьера. «Оранжевая коалиция» была разрушена, и гаранту пришлось идти на поклон ко вчерашним врагам – Партии регионов. Во-первых, чтобы сформировать новое правительство, а во-вторых – удержать контроль над парламентом. Верховную Раду тогда основательно трясло вместе со всем политикумом, тем более накануне очередных выборов. В итоге был подписан меморандум «о дружбе и ненападении» между президентом и лидером оппозиции Виктором Януковичем.

Первый пошел!

Это сейчас уголовные дела против политиков стали чем-то обыденным. Возбуждают их регулярно, только вот сажают единицы. А началась эта практика в 2005 году, когда правоохранители прижали к стенке близкого соратника олигарха Рината Ахметова – председателя Донецкого областного совета Бориса Колесникова. Генеральная прокуратура возбудила против него уголовное дело по факту использования служебного положения, вымогательство и нанесение ущерба имуществу в особо крупных размерах. Санкции по такой статье – от 7 до 12 лет с конфискацией.

Но вот курьез: своими силами Генпрокуратура почему-то побоялась задерживать Бориса Колесникова и перепоручила этот щекотливый момент МВД, которым тогда руководил Юрий Луценко. Примечательно, что в СИЗО глава Донецкого облсовета просидел всего несколько месяцев, а вот досадивший ему Юрий Луценко спустя некоторое время надолго оказался на тюремных нарах.

Пришествие на торгах

С 1 января 2006 года в Украине формально вступила в силу политическая реформа, уменьшавшая полномочия президента: теперь Кабинет министров формировался не им, а парламентом. Но в действительности новшество должно было заработать после очередных выборов в Верховную Раду, которые состоялись в марте и проводились исключительно по партийным спискам.

Развал «оранжевой коалиции» сполна аукнулся ее «учредителям». Более 32% на выборах взяла Партия регионов, БЮТ набрал 22%, «Наша Украина» – около 14%, в ВР прошли также социалисты (5,7%) и Компартия (3,6%). Начались долгие торги за создание парламентского большинства. Форматы предполагались разные: Тимошенко настаивала на возрождении союза с Ющенко и Соцпартией, «Наша Украина» вроде как предлагала альянс Партии регионов. Но в результате коалиция была образована при участии регионалов, СПУ и КПУ. Однако президент настолько не хотел терять реальную власть, что договорился о сохранении нескольких постов в правительстве для своих людей, подписав со вчерашней оппозицией Универсал национального единства. Ющенко внес кандидатуру Виктора Януковича на пост премьера, и ВР ее утвердила – лидер регионалов стал главой правительства во второй раз.

Ощущение тревоги

Но недолго музыка играла: в сентябре 2006 года премьер-министр отказался подписывать заявку Украины на присоединение к Плану действий по членству в НАТО. А это было предметом договоренности президента Украины с Вашингтоном. Ситуация вновь стала накаляться, квоту Виктора Ющенко из правительства «выдавили», ходили разговоры о возможном роспуске парламента. Над государством снова сгустились кризисные тучи…

И это на фоне напряженных отношений с Россией. Отказ главы государства от многовекторности и полновесный крен в сторону Европы больно ударил по самолюбию Кремля. В канун 2006 года началась первая газовая война между Украиной и РФ. Киев в ней проиграл и вместо выгодных контрактов получил кабальные – цена на энергоресурс выросла почти в два раза. Обострилась ситуация вокруг объектов Черноморского флота России в Крыму. То есть неспокойно было не только внутри Украины, внешние обстоятельства также не способствовали стабильности. И с этими смутными ощущениями тревоги стране пришлось прожить еще не один год…

Максим КОРОБЕЦ, Press-Center

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

3 × три =