Фотокорреспондент Екатерина Клочко: «Каждое утро просыпаюсь с хорошим настроением и планами на будущее»

259
Фото Игоря Гармаша

Новости в интернете мы, как правило, читаем охотнее, если они сопровождаются качественными репортажными фото. Но мало кто при этом вспоминает о людях, находящихся по ту сторону объектива – чьими глазами мы видим участников тех или иных событий. Между тем, именно способность профессиональных фотокорреспондентов «останавливать мгновения» порой дарит, без преувеличения, исторические снимки, которые потом становятся отпечатком эпохи.
Гость редакции портала «Вместе» – профессиональный фотокорреспондент Екатерина Клочко. Уже не первый год её можно видеть на всех мало-мальски интересных и значимых событиях в Запорожье и за его пределами. О тонкостях профессии фоторепортёра, и о многом другом – в нашем интервью.

– Катя, как ты стала фотокорреспондентом? Я слышал, ты начинала трудовую деятельность не с этой профессии.

– Я училась на историка-архивиста, и даже проработала несколько месяцев в нашем государственном архиве, заведовала читальным залом. Но в какой-то момент мне захотелось заработать денег, и я стала торговым представителем. Но когда я начала анализировать – чего я хочу в жизни, и чем хочу заниматься, я поняла, что хочу заниматься фото, причём быть именно фотокорреспондентом. Эта профессия казалась мне очень романтической – ведь фотокорры всегда в гуще событий, и иногда даже рискуют – мне хотелось ощутить эти эмоции. Я пошла на курсы, где обучилась основам фотографии. После их окончания некоторое время вела фотокружок в школе, но это было не моё. Я почувствовала, что моя жизнь замкнулась только на детях, на школе, на учительских сплетнях – а это вообще не моё. Хотелось движения вперёд, и я стала искать работу фотокорреспондента. Мне говорили, что устроиться почти нереально без связей и знакомств. У меня их не было – а было очень сильное желание работать в этой профессии. И случай подвернулся: я «тусовалась» в Запорожском фотоклубе, и услышала, что скоро открывается один сайт, и туда ищут фотокорреспондента. Я сразу же отправила туда своё резюме и фотографии. Это было перед Новым годом, и я загадала желание – «хочу там работать!». Правда, я стала там работать только через 9 месяцев. Всё это время я «доставала» свою будущую начальницу письмами, звонками, и ей ничего не оставалось, как меня взять. Я считаю, что я попала в профессию благодаря своей настойчивости и большому желанию.

– Ты возглавила один из известных на тот момент сайтов, который специализировался на фото с короткими комментариями. Почему жанр подробных профессиональных фоторепортажей был востребован раньше, и не слишком востребован сейчас?

– Да, это был сайт «Фотофакт». Новости в фотографиях – такая была главная идея этого проекта. Он быстро «выстрелил» – может, из-за того, что, действительно, такого нигде не было, или потому, что я старалась, работала без выходных и отпуска года два. Вкладывала в этот проект все силы и душу.

– Сегодня ты работешь на сайте «Форпост». У тебя есть выходные?

– Выходные есть, но если что-то в мой выходной происходит – я не могу сидеть дома. Недавно, например, я провела свой выходной на аэродроме в Широком. В основном я работаю в выходной, если чувствую, что я получу от этого удовольствие.

– Ты считаешь себя участницей Революции Достоинства?

– Да, считаю, потому что я ходила на Майдан не по работе. В то время я не всё могла выкладывать на сайт, где я работала.

– Мы записываем это интервью в День достоинства и свободы, который сегодня отмечается в Украине. С какими чувствами ты проводишь этот день?

– Я в этот день хотела бы находиться на Майдане с теми людьми, которые туда выходили несколько лет назад каждую неделю, и каждый день во время революционных событий. Сегодня почему-то не было никакого митинга. Я не имею в виду те митинги, которые делаются для чиновников. Кстати, ничего не чувствую, когда такое снимаю, хотя и пытаюсь что-то подловить, увидеть какие-то эмоции. Но сегодня я ничего не увидела. Не удалось сделать ни одного «душевного» снимка.

– Чиновники любят проводить такие мероприятия. Собираются, собирают студентов. Для чего или кого создаётся эта «картинка»?

– Я не могу однозначно ответить на этот вопрос, потому что даже сегодня, на «чиновничьем» митинге я видела людей (мои знакомые ребята из Нацгвардии, из патрульной полиции), для которых это – праздник.

– На 90% фотографий с такого мероприятия – как правило, чиновники. Как ты считаешь – они имеют отношение к этому дню?

– Ну, если, к примеру, они не провели бы такой митинг – то запорожский Фейсбук взорвался бы возмущениями в адрес должностных лиц. Так что у этой медали две стороны. Для меня лично важно не кто организовывает, а кто с камими мыслями туда приходит.

– Можешь ли ты назвать какие-либо достижения у власти и общества на сегодняшний день? Что реально изменилось?

– Люди могут открыто высказывать то, что думают, а власть на это реагирует, хоть и не всегда. Небольшой пример: на Маяковского при реконструкции сделали таблички с ошибками. Когда мы с коллегой это сфотографировали – на следующий день их поменяли. То есть точечно удаётся влиять, а глобально – наверное, нет. В то же время появилось много активных людей, небезразличных к происходящему.

– Предлагают ли тебе продать фотоснимки?

– Раньше снимки иногда покупали газеты. Как правило, это было во время революционных событий. Но я обычно, если коллеги просят, могу дать им фотографии просто так. В наш век информационных технологий новостные фото продавать сложно.

– Были ли в твоей работе казусные случаи?

– Могу вспомнить курьёзный момент. Как-то накануне Крещения мы с волонтёрами 37 батальона сидели в кафе, и решили устроить бойцам сюрприз. Тогда они базировались в Широком. Позвонили батюшке, договорились. Дело было поздно вечером, а рано утром уже надо было быть в расположении батальона. Я, конечно же, пообещала, что буду снимать. И тут происходит неожиданность: я поломала очки. Произошло это не дома, запасных нет, а я плохо вижу и без очков не могу разглядеть – что снимаю. Понимая, что пообещала людям, а на улице ночь, я позвонила своему коллеге Диме Смольенко, и попросила о помощи. В итоге мы туда поехали вдвоём: он снимал, а я ходила с фотоаппаратом, и делала вид, что фотографирую.

– Как ты считаешь, на журналиста нужно учиться в вузах, или достаточно курсов и практики? Я знаю много людей других специальностей, которые нашли себя в журналистике.

– У нас в Запорожье не учат на фотокорреспондента. Может, в Киеве, но я не уверена. Все мои коллеги, можно сказать, самоучки. Мне кажется, что любой профессии, не связанной со спасением жизни или подобной глубокой спецификой, можно обучиться самостоятельно. Я не знаю, как бы повлияло на меня, если бы я училась не на историка, а на журналиста.
Искать причинно-следственные связи меня научили на истфаке. И я не считаю, что без диплома журналиста я хуже соображаю и не понимаю процессы, которые происходят. Я думаю, главное – опыт.

– Некоторые твои коллеги-журналисты ругают наш город и уезжают из Запорожья навсегда. Другие говорят, что верят в будущее города. А как ты считаешь – меняется ли Запорожье, и в какую сторону?

– Говорю, опять же, как визуал. По моим ощущениям, город меняется, но то, как он меняется – мне не нравится. Почему-то нас в Запорожье держат за недалёких, необразованных, и не разбирающихся в эстетике людей. Взять ту же аллею на Маяковского. Мои знакомые говорят: «ну, это хоть что-то. Сделали парк». Но такие парки должны быть во всех районах города. Почему нам это преподносят как достижение? Но у нас нет парков, куда я бы могла привести друзей из другого города и сфотографироваться. У нас всё – «обычное». Хотя есть возможность сделать Запорожье красивым. У нас есть Набережная, но мы никак не пользуемся (в плане эстетики) тем, что живём на реке Днепр. Хотя красивая Набережная могла бы привлечь и горожан, и туристов. У нас есть Хортица, но нет автобуса, которым туда можно доехать. Я, как житель Запорожья, могу добраться до «Запорожской Сечи» только пешком. Я не считаю это нормальным, когда нам говорят, что это экономически невыгодно.

– А позитивное что-то есть?

– Из позитива могу отметить только самих запорожцев и то, что у нас делают дороги. Я просто сравниваю с другими городами, тем же Харьковом. Хоть и говорят, что сравнивать нельзя, потому что Харьков – бывшая столица. Но Запорожье уже сколько лет – областной город.

– Можешь назвать депутатов горсовета, деятельность которых тебе импонирует?

– Мне нравится, когда депутаты начинают речь со слов «ко мне обратились жители дома…». Меня это подкупает, и создаётся впечатление, что он действительно бывает в округе, к нему обращаются люди с проблемами, и он их пытается решить, публично говорит об этом на сессиях. Из таких депутатов могу назвать Вячеслава Зайцева, Дмитрия Серого и Владимира Москаленко. Но сразу скажу, что это мнение субъективное. Для общей оценки надо иметь все данные обо всех депутатах: сколько предложений он подал, как ходил на сессии. У меня нет этих данных, и я, если честно, за этим не слишком слежу.

– Ты – житель Хортицкого района. Можешь назвать депутатов городского и областного советов, которые представляют твой район?

– Увы, нет. Я голосовала за партию, и даже не посмотрела, кто там был. Это, конечно, неправильно… Но я не собираюсь их просить о чём-то. Для меня главная проблема – это мосты. Уже более десяти лет их никак не достроят, но это уже решают депутаты и чиновники другого уровня. Но и к ним я никогда не обращалась.

– По традиции мы предоставляем каждому нашему гостю возможность высказать пожелание всем запорожцам.

– Хочу сказать, что надо верить в себя. Наше будущее зависит только от нас, мы сами его строим. Я придерживаюсь этого мнения, и поэтому каждое утро просыпаюсь с хорошим настроением и планами на день, чего и всем желаю.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

восемнадцать + четыре =