Дмитрий Серый: «Формирую команду, которая должна занять большинство в горсовете»

697

Беспартийный и внефракционный  депутат Запорожского горсовета Дмитрий Серый в последнее время вызывает много вопросов. Например, в кулуарах говорят, что он станет техническим кандидатом от «Оппоблока», а «Запорожгаз» критикует его со страниц газет. Мы решили лично узнать обо всех спорных моментах. Тем более что повод есть: два года депутатства наших избранников.

 – Прошло два года с того момента, как запорожцы выбрали депутатов. В связи с чем вопрос: какое у Вас сформировалось видение развития города?

– Первый вывод ,который я для себя сделал – это то, что все возможно: влиять на процессы, строить новые дороги, ремонтировать кровли, омолаживать насаждения.  И я не понимаю, почему это не делалось в нашем городе десятилетиями раньше.

­– Просится вопрос: что уже сделано за эти последний несколько лет?

– Вот  сейчас я вижу абсолютно четкую, яркую картину, положительную тенденцию и есть конкретные достижения, которые видят все запорожцы. В частности, я могу говорить за Правый берег. Благодаря моей депутатской инициативе десятки домов получили ремонты кровель, как капитальные так и частичные, в сотнях домов установлены объекты малой инфраструктуры:  лавки ,высажены деревья, снесены старые насаждения, в десятках дворов сделан ремонт внутридворовых дорог,  также  такие мелочи, как дорожная разметка.  И поверьте мы не дадим спуска мэру и его команде. Самым видимым достижением и своей гордостью считаю новый стадион в моей родной школе №100. Это наша совместная заслуга с директором школы. Добивался реализации проекта 8 месяцев, пробивая стену лбом. На следующей неделе новенький стадион обещают открыть.

Следующая масштабная задача на 2018 год – реконструкция Правобережного пляжа. Проект масштабный – на 42 миллиона и уже в ближайшем сезоне начнется первый этап его реализации. Планируется расширить береговую зону,  намыв песок, появятся новые зонтики с лежаками. Вы же понимаете, что крупномасштабные проекты финансируются из городского бюджета, но я одной из своих главных заслуг считаю, что у одного депутата получается влиять на распределение миллионов. И снова, возникает вопрос, почему за последнее десятилетие не был построен ни один стадион, ни один пляж не реконструировался и вообще внутриквартальные дороги почти не было. Чем дальше и больше моя команда будет вникать в проблемы города, тем больше мы сможем их решить. Цель вполне конкретная: Запорожье должно войти в пятерку лучших городов Украины до 2025 года.

– Считаете это получится сделать только усилиями  Вашей команды?

– При помощи запорожцев, конечно же. Жители Днепровского района становятся намного активнее. Мы вместе обсуждаем проблемы, люди мне во многом помогают. Самое удивительное, что некоторые вызываются даже развозить мои депутатские обращения, хотя они не являются моими помощниками. Плюс за эти два года  запорожцы наконец поверили, что возможно достичь результата. Они тянутся к нам и хотят присоединяться к нашим рядам. Можно с уверенностью говорить, что наш город просыпается. Кстати, на базе моей социальной инициативы мы сейчас регистрируем общественную организацию, которая будет заниматься развитием Запорожья. Впоследствии она будет представлена во всех районах города. Но начать планируем с Правого берега, откуда наша команда родом и откуда мы стартовали. Я думаю с января 2018 года жители смогут в своих районах получать помощь от моей общественной организации.

–Расскажите поподробнее что это за организация?

– Это собрание инициативных людей, которые тратят свое время на реализацию добрых дел полностью на общественных началах. Например, на такие акции, как подвоз дров нуждающимся или сбор подписей, чтобы депутат оформил обращение к мэру. Думаю мы объявим о названии и появлении нашей общественной организации в конце ноября, когда будет пройден этап регистрации . Я рассекречу название,  познакомлю с председателем, который будет заниматься ее развитием. Главное, чем будет заниматься эта новая организация – объединением инициативных людей в районах города в одно целое, чтобы я мог правильнее, быстрее и корректнее реагировать на проблематику районов. Я не могу охватить сейчас все проблемные моменты и аспекты, допустим, Шевченковского района, где я почти не появляюсь, или того же Хортицкого. Я один и мне сложно разорваться. На базе социальной инициативы будут работать офисы, в которых проблемы будут оформляться и передаваться мне для решения.

– За чей счет банкет?

– Эта общественная организация будет приглашать к вступлению членов. Согласно закону общественные организации могут существовать на благотворительные взносы. Это какие-то минимальные суммы, которые жители будут жертвовать. Для деятельности нашего проекта этого хватит с головой. Мы полтора  месяца назад бросили клич о создании общественной организации и на адрес моей общественной приемной обратились около 1800 горожан, желающих вступить в нее.

– Может ли депутат горсовета глобально влиять на процессы, кроме как  спилить пару деревьев или сделать участок дороги?

– Да, конечно! Если посмотреть на ситуацию с «Запорожгазом» — о возможно. На своем примере мы показали, что и один в поле воин. В частности, в борьбе с монополистами. Я на сегодняшний день рассматриваю драку не только с «Запорожгазом». Для меня все монополисты равны. Например, Теплосеть является равноценным монополистом с той только разницей, что это коммунальный монополист, тоже самое ,как и «Водоканал» или облэнерго – частный монополист.

Монополистов у нас как минимум 4. И я, кстати, неоднократно тянул руку, говорил о встречах, предлагал создать группу депутатов – межфракционное объединение, которое как раз занималось бы борьбой с монополистами, которые иной раз перегибают палку.  Даже вплоть до того, чтобы сделать свою приемную. Ни одна из политических партий не откликнулась, в том числе из так называемого демократического блока. Поэтому еще одной моей социальной инициативой стало открытие горячей линии по номеру 098-00-41-20. Начиная с июля, сотни запорожцев уже обратились за помощью. По другим вопросам не обращаются.

Большинство проблемных ситуаций удалось решить после вмешательства моего юротдела. Там, где тариф был 9,8 грн, пересчитали, где был отключен газ, подключили. Если никто не хочет этим заниматься, то уже поверьте я не намерен отступать  и бросать защищать запорожцев. У нас в рукаве много сюрпризов, в том числе уважаемому «Запорожгазу», который в скором времени их на себе ощутит.

– Вы сказали депутаты «так называемого демократического блока». То есть себя к нему не относите?

 – Нет, не отношу. Я – запорожец. Не собираюсь выяснять кто из них  больше демократ и меряться этим. Хочется работать на благо города и каждого жителя, я просто хочу помогать. Для меня дико иной раз обсуждать на заседаниях комиссий или на сессиях  возгласы о том, кто входит в демократический лагерь, а кто нет. Я всегда выступал с  той позиции, что мы находимся в городском совете и надо заниматься проблемами города. У дороги нет принадлежности демократический или не демократический лагерь. Точно также у трубы нет лагеря или блока, если она прорвала, то жильцам все равно демократ ты или нет, им надо помочь решить вопрос. Поэтому я за конкретные действия.

– Кстати, по поводу политической принадлежности. В последнее время упорно ходят слухи о том ,что на следующих выборах Вы будете техническим кандидатом от «Оппозиционного блока».

– Я даже слышал слухи о том ,что я должен возглавить «Оппозиционный блок» в Запорожской области. Могу сказать одно: я не имею  никакого отношения к  этой политсиле. Я внефракционный, я беспартийный и мне достаточно комфортно в этой плоскости. У меня нет партийного руководство в Киеве, которое бы навязывало условия или правила, по которым должны развиваться запорожцы. Выполняю свою работу только на основании заявок и обращений от жителей. Будем считать, что это и есть моя фракция: я дома.

– Давайте вернемся к монополистам. В последних публикациях запорожских газет Вас критиковали за то, что «Запорожгаз» не получил деньги на инвестпрограмму, а значит не сможет ремонтировать газопровод. Так ли это?

 ­–  А кто им мешал заниматься ремонтом  и обслуживаем газопровода  последние 10 лет? Если мы посмотрим на те трубы, которые сегодня проходят по большинству из наших многоэтажных домов, то они банально не красились минимум последние лет 5. Я молчу о  техническом обслуживании с заменой каких-нибудь прокладок или вентилей. Поэтому «Запорожгаз» пусть не прибедняется, им эту работу никто не мешал выполнять ранее и никто не мешает сейчас. Просто нужно было выполнять законную инициативу и пройти процедуру общественных слушаний по утверждению своей инвестпрограммы в нормальном, законном русле.

– Какая дальнейшая цель относительно «Запорожгаза»?

– В данный момент монополист будет прикладывать все усилия, чтобы утвердить свою инвестпрограмму до конца года. В противном случае все  их действия за 2017 год признают незаконными. Поймите, у нас нет цели «сбить» инвестпрограмму, у нас есть цель заставить работать «Запорожгаз» в законном русле. Если бы они провели общественные слушания, прислушались к мнению горожан и сделали установку индивидуальных счетчиков, как это требовала громада, официально, в протокольной форме, то вопросов бы не было. А то они нагло нарушают закон, а потом говорят, что им кто-то что-то мешает делать. Когда люди нарушают, они должны нести ответственность. Мы будем добиваться не столько отмены инвестпрограммы, сколько ухода «Запорожгаза» с этого рынка, работая над созданием коммунального предприятия: это будет наша местная компания. Кроме того, считаю, что пора обязать нашего местячкового монополиста платить миллионные штрафы в январе, если они попробуют снова нарушить закон. Параллельно ведется работа над судебными тяжбами по жалобам горожан, которым отключали газ.

– Учитывая то, что сегодня происходит в сфере ЖКХ, есть ли вообще свет в конце тоннеля?

 ­ – Реформа ЖКХ – благое дело, но к ней подошли не с той стороны. В существующем виде это скорее форма мошенничества по отношению к украинцам вместе с принятием закона №417. В нем украинцам начали внушать, что они стали якобы собственниками многоквартирных домов. Извините, а раньше они в гостях были? Собственниками они были всегда с момента получения орденов и приватизации своей жилплощади. И никакой закон этому не способствовал. Нет  замещения аварийного жилого фонда, нет государственной программы, в которой прописали бы план по строительству новых домов  и демонтаж старых с переселением  жильцов. Пока  нет четкого плана развития сферы ЖКХ. У каждого дома есть свой срок эксплуатации исходя из разработанного проекта. У некоторых домов это 80 лет, у некоторых – 60. И вот по истечению срока годности этого дома по  большому счету должна приезжать «груша», рушить дом, а люди  переселяться в новое жилье, которое государство должно гарантировать исходя из специального фонда.  Например,  с минимальной ставкой кредита, который бы смогли брать семьи под 0,5% годовых.  При этом сектор строительства заработает, начнутся стройки. Да, какой-нибудь киевский чиновник не получит откат, потому что процент будет минимальным, но в тоже время тысячи и даже миллионы  украинцев смогут стать собственниками нового жилья.

Я хочу, чтобы люди поняли раз и навсегда: этот аморфный лозунг о том, что вы стали собственниками, ни о чем не говорит. Основной вектор государственной политики, основанный на законе №417, гласит, что теперь все украинцы взяли на баланс свои дома, поэтому если вдруг он начал крениться или просаживаться, местная власть, как и государственная, не будет никого слушать. Ответ будет простым: вы теперь собственники, вот и сбрасывайтесь, берите кредит и все чините своими силами. Все к этому и идет сейчас. И это неправильно.

Давайте смотреть трезво на вещи: обычным капитальным ремонтом, даже если мы заменим все инженерные сети или кровлю с лифтами, это не продлит срок эксплуатации дома. Есть капитальные стены, опоры и так далее. Только замещение жилого фонда. Большинство домов в нашей стране сегодня или переступили срок своей эксплуатации или стремительно к нему приближаются. В сложившейся ситуации государство пытается снять с себя ответственность за жилой фонд. Когда начнут разрушаться дома, а до этого дня осталось от 10 до 30 лет в среднем, власть просто  скажет: «Вы же собственники дома, почему вы за ним следили неправильно?» Хотя они не следили неправильно. Нельзя существенно продлить срок эксплуатации, заменив лифты или отремонтировав инженерные сети.

Если рассмотреть на местном масштабе эту ситуацию, так называемые средства на проведение капремонтов  был в большей степени сфокусирован не на дома ОСМД, а дома, которые чинил департамент ЖКХ. Я в прошлом году пытался донести мэру свою точку зрения. Стимулом для создания ОСМД, если вы уже гнете такой вектор, должно было стать финансирование на капремонты. Следовательно больше денег нужно было выделить на ОСМД, меньшие суммы – на ремонт сектора коммунальной собственности. Это бы стимулировало население объединяться, создавать ОСМД, становиться в очередь и эту помощь получать. Соотношение в прошлом году составило всего-навсего  порядка 100 млн гривен на ремонт домов ОСМД и более 500 млн – на ремонт домов по программе ЖКХ. А я считаю — должно было быть все ровно наоборот.

А так мы привели к тому, что жилой фонд отремонтировали и отдали под управление частным компаниям, которые сейчас пришли. А те, дома которые создали ОСМД, даже в половине случаев не получили денег на ремонты. И люди чувствуют себя брошенными.

– Идя на выборы, вы наверняка строили какие-то ожидания от депутатства. Оправдались ли они?

– Наверное, нет. Больше нет, чем да. Я когда шел на выборы, это был мой первый раз, и я не понимал, о чем мы говорим. У меня была стратегия, которая заключалась в том, что можно разделиться на две части и уделять время и семье, и работе. То есть той жизни, которая была до этого.  А 30-40% времени уделять депутатской работе: чинить дороги, латать кровли.  Сфера ЖКХ меня интересовала на старте, потому что мне было интересно смогу ли я залатать ямы на дорогах во дворах только те, которые я видел последних 15 лет и они не чинились. И смогу ли я как-то лично на это повлиять. Я смог и повлиял. Ямы сегодня очень многие залатаны, кровли многие отремонтированы.

Но сбалансировать время таким образом, чтобы я должное время уделял своей семье и работе, не получилось. Если к депутатской работе относиться на 4 с минусом, я очень самокритичен, и никогда 5 себе не поставлю, то семья от  этого страдает в большей мере.

Многие дни у меня начинаются, когда дети еще спят, а прихожу, когда уже спят. Откровенно, я жалею немножко, что теряю самые яркие их моменты из взросления.

Я раздаю свой личный номер телефона, и запорожцы на него звонят, раздают друзьям. В итоге мне в день поступает около 100 звонков, меньше не бывает точно. «У нас трубы, отопление, кровли, а у нас какой-то неординарный случай с полицией».

– То есть депутат – лицо, к которому обращаются по всем вопросам?

– Да, универсальное лицо, со всеми вопросами полностью. «Маршрутка остановилась не там», или жалобы о том, что у нас транспорта не хватает, «шла по улице, увидела, что забор строится, а вы не знаете, что за забор строится?»

– И несмотря на загруженность, в будущем политические амбиции присутствуют?

– Конечно, они присутствуют, поскольку сегодня я вижу, что многие проблемы нельзя решить  на местном уровне. Поэтому я буду стремиться на ступень выше. Кроме того, уже сейчас я формирую  команду, которая должна занять большинство в горсовете и существенно влиять на процессы в Запорожье.

– На последней сессии Вы критиковали наших народных депутатов. Расскажите о своем видении их работы.

– Конечно же, в этом вопросе у меня есть своя четкая позиция. Депутат Верховной Рады не должен быть эмигрантом, как мы наблюдаем это сейчас. Он должен работать на территориальном округе и несколько раз в год уезжать в Киев, чтобы там представить проблематику региона. Сейчас же мы видим как обратную картину: кандидаты избираются, уезжают в Киев, а сюда – только по праздникам. Город держится исключительно на местных депутатах, которые лоббируют его интересы. Подобный формат давно пора менять. Если местные жители доверят мне эту ответственность, то увидят, как должен работать народный депутат.

– Раз уж мы начали говорить обо всех направлениях, а мэром Запорожья себя видите?

–  Нужно себя пробовать во всех сферах. Не хочу бросать лозунги о том, что я был бы лучшим мэром. Я просто что-то делаю, и у меня это получается.  Если вы захотите, я с удовольствием попробую изо всех сил и пойду на следующие выборы. И уж поверьте, я отношусь к этому вопросу со всей серьезностью. Для меня важно сделать этот город лучше.

Я понимаю, что у мэра нет времени ни днем, ни ночью, и я к этому готов. С моей позиции глава города должен знать каждый камешек в своем городе, вставать в полпятого утра и заканчивать день  в пол-одиннадцатого, переходить на китайский режим времени: спать по три часа и тянуть этот город куда-то вверх за уши.

– У нас ходит много мифов о местных депутатах среди населения, расскажите об основных.

– Деньги лопатой гребет. Откровенно говоря, вижу, что больше вкладываю.  Работа депутата проводится на общественных началах. Он имеет право только на льготный проезд. Там так и написано в удостоверении.  Оно не дает ни соцвыплат, ни возмещений, ничего.

Ну, и, конечно же, миф о том, что депутаты ничего не делают, просто сидят кнопки нажимают, и все. К сожалению, развеять полностью не получится его. Это правда, многие сидят, ничего не делают, и просто жмут кнопки.

– Очень много споров вызывает еще тема депутатского фонда. Сколько он, по вашему, должен составлять?

– Исходя из того, что мы видим, до конца года бюджет не израсходуется. В том году в бюджет развития ушло около 700 млн. неиспользованных средств. Думаю в этом году тоже будет профицит. Пока говорить рано. Но я с уверенностью могу утверждать, что депутатский фонд должен быть выше. Хотя бы по меркам соседнего Днепра около 2 млн. гривен. И уж поверьте, депутаты, расходуя эти деньги на закупку компьютеров в школы или оборудование в больницу, быстрее, корректнее и грамотнее проследит за тем, как будут расходоваться эти деньги, о которых он сам ходатайствовал.

А материальная помощь вообще должна идти отдельной статьей. Я бы разбил депутатский фонд на две части. Около 2 миллионов направлял бы на выполнение работ и на оказание услуг и вторую часть – не более 500 тыс. — на выделение матпомощи. Таким образом, фонд был бы пропорционально разбит и сбалансирован. Мы сейчас говорим не о тех, кто лишился работы, а о тех, кто реально нуждается, очень много помощи просят пенсионеры и инвалиды, которые не могут подрабатывать. Эти слои населения должны получать эту матпомощь. Очень стыдно, правда, когда она составляет 200-300 гривен от моих коллег.

– Что Вас вдохновляет на работу после 100 звонков в день?

– Благодарные глаза людей.  О многом, что делаю, я забываю, но потом приятно читать приятные отзывы.

2 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ