В Запорожье Джигурда напал на казаков

1706

Художественный руководитель конного театра «Запорожские казаки» отработал в этом творческом коллективе много лет. Эта организация существует с 1987 года, и стала визитной карточкой Запорожья – в конный театр везут иностранные делегации, глав государств, послов и премьер-министров. В интервью «Новому Дню» Александр Матеша рассказал, кто из президентов Украины боялся садиться на подаренного коня, и где обучаются актеры, которые поражают нас своим умением делать трюки на коне, пока тот скачет галопом.

— Расскажите, пожалуйста, как был создан запорожский конный театр. 

— Он был основан Юрием Капишинским в 80-х годах по аналогии с московским театром «Каскадер» под управлением Махтарбека Кантемирова. Юрий был некогда сотрудником конного завода и был тесно связан с этим животным миром. Купил лошадей и сначала работал в «Дубовой роще». Затем ребята решили создать театр, в котором были бы конные представления – специально для туристических групп.

Когда Юрий Капишинский меня пригласил на работу, мы создали свою театральную программу с трюками на лошадях. Эти боевые трюки, которые мы показываем, были у донских казаков, кубанских и даже у американских ковбоев.

— То есть, трюки, которые показывают сейчас в вашем конном театре, применялись еще на Диком Западе?

— Нет, там была своя специфика. Но есть общие трюки, которые были у казаков, ковбоев и индейцев-каманчей. Например, «обрыв» — когда всадник делает вид, что ранен или убит, откидывается из седла, но затем внезапно стреляет в противника. Такие боевые трюки существовали на разных континентах независимо друг от друга.

Начитавшись множества книг – Яворницкого, Гоголя, Кулиша – мы создали некое подобие казацкого куреня, назвав его «конным театром». На Западе культура конного спорта намного выше, чем у нас – в Украине эти традиции давно потеряны. Это видно по реакции нашего и иностранного зрителя. Туристы понимают сложность нашей техники и воспринимают ее на «ура». А наша публика, не в обиду ей будет сказано, реагирует на самые простые незамысловатые трюки.

— Сколько сейчас сотрудников в вашем коллективе?

— Актив из всадников – порядка 12 человек. Больше нанимать людей нет необходимости. Сцена у нас небольшая и мы можем одновременно вывести на нее 8 лошадей. Есть ребята, которые сейчас задействованы в других проектах – в основном, их приглашают в качестве каскадеров. Вот сейчас у нас пятеро актеров уехали в Индию на съемки. Четыре человека работает в Кирилловке на нашей Сечи – это филиал конного театра, называется «Кирилловская Сечь».

— Двенадцать человек – это только актеры или вместе с обслуживающим персоналом? 

 — Только актеры. Они делятся на всадников и трех-четырех партерных актеров, которые обслуживают спектакль, играют в сценках и взаимодействуют с публикой.

Знаете в чем большая проблема? В том, что у нас нет специальных учебных заведений, которые готовят всадников. Даже Киевское эстрадно-цирковое училище никогда не занималось их подготовкой. Всадников готовят частные школы при конзаводах и ипподромах. Могу сказать, что наш коллектив в своем роде единственный в Украине.

Содержать лошадей – очень затратное занятие. Много средств идет на закупку кормов, ведь конь большой, в полтонны весом. Ему нужно много корма, воды. Плюс электричество для конюшен – это все стоит сейчас таких больших денег. Вы об этом и сами знаете – живем в одной стране.

— А где же вы взяли своих актеров? Кто их готовил?

— Нам присылают резюме. У человека должна быть какая-то физическая подготовка – возможно, он занимался танцами или акробатикой. И должен быть кураж. Главное, чтобы актер владел своим телом, был умным и смог работать на коне. Не каждый новичок проходит «испытание конем». Когда конь скачет галопом, так что ветер свищет в ушах, не каждый сможет спрыгнуть с него, оттолкнуться и снова сесть в седло. Только «духовитые» ребята могут это исполнить.

К нам как-то пришла группа спортсменов. Пришли, попробовали и мы не успели оглянуться, как они от нас сбежали – пешком прошли 7 км к дороге. Они поняли, что это не их дело.

— Получается, что все эти люди, которые к вам приходят – с нулевой подготовкой? И вы их сами обучаете?

— Двое-трое – сельские ребята, которые раньше работали с лошадьми и знают, как с ними обходиться. Каждый год в марте мы приглашаем к себе новых сотрудников. Мы с ними занимаемся бесплатно, и часто оказывается, что их резюме не соответствует действительности. У нас есть тренеры, которые обучают новичков.

— А сколько, в среднем, зарабатывают ваши актеры?

— Вы же знаете, что государством сейчас установлена минимальная зарплата?

— 3200 грн.

— Вот, в этих пределах они и зарабатывают. Если выполняют сверхсложные трюки или обладают хорошими актерскими данными, получают больше.

— Вы работаете в знаменитом культурно-массовом объекте, куда привозят гостей из Киева и других стран. Я так понимаю, у вас уже побывали все президенты и премьер-министры Украины?

— Янукович у нас не был. Он приезжал в деревянную крепость музея «Хортица». У нас были одновременно Ющенко, Тимошенко. С ними приехал бывший мэр Киева Омельченко. Очень лояльно и сдержанно они себя вели и общались с нами. Ющенко посвятили в казаки и подарили ему коня. Но он настолько его боялся, что такое было впечатление, что это не конь, а какой-то дракон.

— Ну, он же к пчелам привык.

— Конечно (Улыбается). Профессия накладывает свой отпечаток – бухгалтеры не обучались верховой езде. Затем к нам снова приезжала Тимошенко с дочерью и затем. Очевидно, что последний в эйфории даже улегся у нас спать на куче сбруи, окруженный охраной.

Очень весело и с юмором вел себя ныне покойный Виктор Черномырдин, который тогда был послом России в Украине. Очень грамотный и приятный в общении. Еще у нас был посол США Уильям Тейлор. Привозили к нам военных – натовских наблюдателей и т.д.

— Кучма не приезжал?

— Именно к нам в театр – нет. Но я очень хорошо запомнил нынешнего генпрокурора Юрия Луценко. Он приехал к нам после Майдана во время съезда его партии социалистов. Показал себя весьма остроумным человеком и не наигранным. Знал очень много анекдотов. Обедал с казаками за одним столом, отослав свою свиту за другой стол.

Много было писателей, актеров кино и театра. Особенно было много актеров во время проведения «Бригантины». Приятно было со всеми общаться, кроме этого, неадекватного, с громким голосом…

— ?

— Джигурда! Он вел себя по-хамски. Вывели его на посвящение в казаки и начали с ним шутить – глаза завязали. Он как взбеленился! Схватил саблю и начал ею размахивать, напал на казаков. Ребята схватили саблю и начали от него отбиваться. А он лезет и диким голосом орет. А потом взял и резко успокоился. Я так и не понял, что это было – то ли шизофрения, то ли пиар.

— Были ли у вас мэр Запорожья Владимир Буряк и губернатор Константин Брыль?

— Да, Брыль был несколько раз. Он приезжал по приглашению заказчиков мероприятий – промышленников, политиков и т.д. А Буряк у нас праздновал свой день рождения. Больше я его не видел. С нами, казаками, они не общались.
Общалась с нами «старая гвардия» — Карташов, Бережной. Это люди другого времени, у них иное воспитание.

— Как Буряк себя вел на своем дне рождения? Не пил много? Не лез на коня?

— Нет, хотели его посадить на коня, но он не захотел. У меня сложилось впечатление, что он очень простой, парень от сохи. Волею случая он попал во власть. Он был ошарашен вниманием к своей персоне, и я понял, что он не знал о том, что ему устроят празднование дня рождения. Он подошел к нам, поблагодарил и я видел по глазам, что он искренен.

— Сейчас много говорят о том, что нужно развивать туризм в Запорожье. Вы, как человек, который работает на Хортице и видит туристов каждый день, как думаете – с чего нужно начинать?

— Наш театр находится в зоне строгой заповедности, там, где размножается птица. Мы стараемся здесь особо не шуметь. А если сюда пустить толпы туристов, не всегда культурных, заповедник может пострадать. Мы после выступлений мусор выгребаем мешками. У наших людей такой менталитет. На Хортице некому убирать – только добровольцам. И начать нужно с воспитания людей.

С другой стороны, многие политики говорят о том, что нужно развивать Хортицу, но это только слова. Я с болью в сердце смотрю на недостроенные мосты. В Китае мост построили за два года, а у нас строят 12 лет! Ведь нашу страну разворовывают не немцы и африканцы? Пока не будет у нас нормальной власти, и на Хортице не будет порядка. Малейшие средства, которые сюда попадают – уплывают.

Какие у нас дороги на Хортицу! Ехала одна голландская туристка в автобусе и пошутила: «Скажите, пожалуйста, а что, эти рытвины на дорогах у вас остались с войны?». Залатали дороги, через месяц – ямы стали еще глубже. Это что, нельзя сделать один раз на совесть? Ведь это лицо города.

Театр начинается с вешалки, а Хортица должна начинаться с чистоты и порядка.

Источник: «Новый День»

 

2 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ