Внефракционный депутат горсовета Дмитрий Серый: «У меня есть амбиции, и это нормально»

433

Может ли депутат-одиночка эффективно работать для своих избирателей, или «один в поле не воин»? Внефракционного депутата городского совета Дмитрия Серого знают не только жители его округа. На депутатских комиссиях и сессиях у него репутация «возмутителя спокойствия». Почему обычный предприниматель стал депутатом и намерен двигаться дальше, как он оценивает деятельность своих коллег по горсовету, и какую оценку поставил запорожским парламентариям, грозит ли городу коммунальный коллапс, почему суд по «Запорожгазу» выигран, но запорожцы этого не почувствовали? Об этом и многом другом – в эксклюзивном интервью Дмитрия Серого порталу «Вместе».

«Вместе»:  Человек, который захочет найти о вас информацию в интернете, сразу же увидит множество публикаций на тему нашумевшей истории полугодичной давности о том, как вас исключили из горсоветовской фракции «Укроп». Как у вас сейчас складываются отношения с бывшими коллегами по этой фракции?

— Честно говоря, никак. Я изначально шёл не для того, чтобы поднимать флаг или прославлять партию, а для того, чтобы попробовать себя в городе и попытаться изменить быт запорожцев. Эту историю с исключением я давно переступил, перевернул эту страницу и забыл об этом. Как человек вежливый, я всегда здороваюсь с этими людьми. Более того – отношусь с уважением к каждому сопернику, коллеге или бывшему коллеге, но никаких эмоций не испытываю.

«Вместе»:  Кем был Дмитрий Серый до выборов?

— Вёл тихую, спокойную жизнь. Последние 4 года до выборов у меня был небольшой, но стабильный бизнес: я занимался мелкооптовой и розничной торговлей автозапчастями, в центре города, на ул. Якова Новицкого у меня был магазин. Был такой спокойный, среднедоходный бизнес, которого мне было достаточно для жизни.

«Вместе»:  Вы говорите об этом в прошедшем времени.

— Да, с 1 января 2017 года я закрыл своё частное предприятие, закрыл магазин, всё распродал и остановил свою деятельность как ФОП. Сейчас думаю – чем заниматься дальше, как строить свой жизненный путь в плане заработка. Но это никак не связано будет с депутатством, у меня на этот счёт принципиальная позиция. Пока что у меня есть кое-какие сбережения, поскольку я в бизнесе был с 2009 года, и есть, в принципе, понимание – чем заниматься дальше. Образно говоря, я просто меняю формат. Вместо запчастей будет другое направление.

«Вместе»:  В вашей биографии была служба в органах внутренних дел.

— Я окончил Запорожский юридический университет внутренних дел с красным дипломом, после этого – год магистратуры. Затем служил в милиции: поскольку я учился «на бюджете» – необходимо было отработать 3 года.

«Вместе»:  Вы стали депутатом впервые, и в этом статусе находитесь больше года. Каковы ваши впечатления от этого вида деятельности?

— Если честно, с периодичностью раз в месяц меня посещает мысль: зачем мне вообще всё это надо? У каждого человека моральные подъёмы чередуются с моральными упадками, это бывает у всех. Когда, оглядываясь назад, ты не до конца доволен результатом, думаешь: смогу ли я делать эту работу дальше, и зачем мне это надо. Депутатство – это абсолютно неприбыльная деятельность, приходится «разрываться» на два фронта: помимо депутатской нагрузки, надо ещё зарабатывать на пропитание себе и своей семье. Кроме того, у меня как депутата – принцип полной открытости: мой мобильный телефон в прямом доступе на сайте горсовета. И люди звонят целый день. Только переключишься на свою работу, чтобы отвлечься – и тут звонок: «мы не можем дозвониться на 15-80, помогите!». Я безотказный по жизни человек, мне надо реагировать, и я трачу полчаса – минут 40 времени на это. А люди звонят, бывает, целый день. И такой перегруз иногда угнетает. Но потом смотришь вокруг, и задаёшь себе вопрос: если не я, то кто?

«Вместе»: Какую бы вы поставили оценку сами себе, как депутату?

— Думаю, депутатские обязанности я выполняю на «четыре с минусом». Или нет, на «три с плюсом».

«Вместе»: Вы сказали, что депутатство – это неприбыльный вид деятельности. Но если вернуться к моменту перед местными выборами, то на одно депутатское место претендовало около 20 человек. По-вашему, почему место депутата горсовета такое желанное для многих?

— Могу говорить за себя. Во дворе, где я живу (обычный 9-этажный дом) были ямы по колено, которым было больше 10-ти лет. И мне просто стало интересно: можно ли изменить систему так, чтобы эти ямы залатать. И первый год моего депутатства показал: ямы залатаны не только в моём дворе, но и в соседних. И в целом по округу (у меня 27 дворов) был выполнен полный и средний ремонт дорог со снятием дорожного покрытия. У меня есть специальный блокнот, где я делаю пометки, когда объезжаю свой Днепровский район – где плохая дорога, где нужен ремонт. На этот год у меня уже целый список – где надо устранить недостатки. И я, как говорится, лоб расшибу, но добьюсь, чтобы это было сделано. Система работает, надо только захотеть и заставить.

«Вместе»:  Многим запорожцам кажется, что работа депутатского корпуса превратилась в «монолитное» голосование большинства, и «писк» «демократического» меньшинства почти не слышен. Вы себя к кому причисляете?

— Ни к одним, ни к другим. У меня своя позиция, абсолютно ровная. Я не сторонник тех или иных лозунгов, знамён. Ведь оба лагеря считают, что они демократы, и меряются, у кого из них «демократия» то ли правильней, то ли больше. В этом и проблема местного политикума. Может, это уместно в Киеве, а на местном уровне надо помнить, что мы все вышли из этих дворов, и на нас смотрят люди, живущие рядом с нами. И им абсолютно всё равно – какой у тебя флаг в руках, им важно, чтобы у них во дворе сделали дорогу. Ты им лавочки установил, крышу починил – им хорошо! Такая у меня «теория малых дел».

«Вместе»:  Но проблемы запорожцев не исчерпываются дорогами и скамейками. Есть большие, глобальные вопросы, где один человек много не «навоюет», и которые, наверное, лучше решать коллективно.

— Отвечу прямо: у меня есть достаточно неплохие «зубы» в решении серьёзных вопросов. Приведу конкретный пример – борьба с «Запорожгазом», в которой меня практически никто не поддерживает. Результат – есть: решение горсовета, оперативная юридическая помощь, выездные группы. И это не благодаря какому-то «большинству» или «меньшинству», а благодаря тому, что над этой проблемой работает конкретный депутат. Год назад, когда я это (борьбу с «Запорожгазом, — ред.) только начинал, я был ещё фракционный депутат, но фракция меня вообще никак не поддерживала. И когда я в октябре прошлого года выиграл суд у «Запорожгаза», меня на следующий день исключили из фракции. Но это уже не важно, важно другое: один конкретный депутат, без поддержки какой-либо политической силы, этого добился. Что же касается знаменитого решения городского совета №60, то я без ложной скромности говорю: его идеологом, инициатором и разработчиком был я. Но для того, чтобы горсовет проголосовал и принял его, пришлось принять ультиматумы: допиши меня, его и так далее. Нет проблем, я работаю не на пиар, а на результат. И когда я это решение упоминаю, я говорю, что это совместная разработка. И это ещё раз доказывает, что на ситуацию можно влиять даже с позиции одного депутата. Главное – иметь стержень: мужской, жизненный, политический – называйте как хотите.

«Вместе»:  Но «Запорожгаз» продолжает ежедневно ставить эти общедомовые счётчики. Похоже, запорожцы смирились с давлением монополиста.

— Пусть на меня не обижаются, но всё-таки контроль за выполнением решений горсовета должны осуществлять, наверное, не депутаты. Для этого есть юридические отделы. Сегодня юридическая служба горсовета почему-то не работает в этом направлении. Есть решение, которое прямо запрещает «Запорожгазу» устанавливать свои монтажные комплекты на жилые дома города. И юридическая служба должна этот вопрос отрабатывать, но она по какой-то причине этого не делает.

«Вместе»:  Вы часто бываете в Днепре, и возможно, знаете на ответ, который задают многие запорожцы – почему на протяжении практически всей истории мы кардинально отличаемся во всём, начиная от инвестиционной привлекательности, и заканчивая уровнем зарплат и эффективности работы власти. Чего не хватает нам, жителям Запорожья?

— Как бы ни банально звучало, но нам не хватает патриотов нашего города, людей, которые его любят и развивают. Таких, как я, не хватает. Людей, которые будут смотреть на Запорожье не как на точку высасывания капитала и переезда в Киев или за границу, а тех, кто будет оставаться здесь и вкладывать заработанное в родном городе. Развивать инфраструктуру, создавать рабочие места, строить развлекательные центры – да что угодно! Вот таких людей не хватает, патриотов своего города. И это не должно звучать как лозунг, который когда-то здесь был. Наш город всё время рассматривали как заводской плацдарм, откуда всё время качали деньги, становились миллионерами и уезжали в Киев. Взять хотя бы наших народных депутатов. Назовите хотя бы одного нардепа, который, избравшись в Запорожье, на постоянной основе работает здесь? Они садятся в поезд и эмигрируют в Киев. Но так быть не должно! Тебя люди здесь избирали – поэтому здесь и работай. Прорабатывай проблематику родного города, и потом в Киеве на пленарных заседаниях её «пробивай».

«Вместе»:  Какую оценку вы бы поставили по пятибалльной системе запорожским нардепам?

— Вы, наверное, убедились, что я – человек самокритичный, и если я себе ставлю три с плюсом, то своим коллегам из парламента – не больше двойки с плюсом. Приведу такой пример: я был одним из первых депутатов, открывших свою общественную приёмную в Днепровском районе, в здании райадминистрации. А через стенку от моей приёмной – общественная приёмная народного депутата Игоря Артюшенко. Я уважительно к нему отношусь, но факт есть факт: за год и четыре месяца я его ни разу там не видел. Может, мы просто в разные дни попадаем.

«Вместе»:  Или он ночью приёмы проводит…

— Я говорю то, что знаю. Как в поговорке: никогда не верь тому, что твои уши слышали, но глаза не видели. В данном случае я верю своим глазам. У меня абсолютно прямая позиция, я никогда людей грязью не поливаю. Если бы я видел его, то так и сказал бы – да, человек работает на благо людей, я его там регулярно вижу. Может, у него ещё где-то приёмная есть, я не знаю.

«Вместе»:  А что вы можете сказать о работе городской власти?

— По моему мнению, результат этой работы есть. Я в этом городе живу всю жизнь, я застал ныне покойного мэра Александра Поляка, я видел – что сделал этот человек. Я тогда был ещё молодой курсант, но уже видел, как много начали делать: выкладывать тротуары плиткой, освещать башни на проспекте, как бульвар Шевченко делали… Не стало человека – и всё остановилось. Последние 5 лет в городе не делалось ничего, ямы на дорогах брусчаткой закладывались – это даже не смешно. Я не видел даже средних ремонтов дорог. Я регулярно осматриваю жилой фонд, каждую неделю от 5 до 10 домов, с комиссией из департамента ЖКХ. В начале каденции, в прошлом году, у меня были десятки случаев, когда люди жаловались на текущие крыши. Я поднимаю данные – а по ним крыша ремонтировалась в прошлом году.

«Вместе»: Да, тогда это был нашумевший случай, прокуратура даже возбудила дела, но на этом всё и закончилось. Или двери в подъездах «меняли» только на бумаге, а деньги уходили в карман.

— Да. Но сейчас, надо отдать должное, где-то местами дороги делают, где-то крыши ремонтируют. Хотя в работе коммунальщиков, на мой взгляд, и сейчас много изъянов. По моему мнению, создавать КП «Наше місто» было абсолютно лишним. Я не голосовал за его создание, и на четырёх комиссиях это решение «сбивал», чтобы оно не пошло на сессию. Чем оно отличается от «Основания»? Только в худшую сторону. Тарифы подняты в 3 раза, а объём услуг уменьшился в 2 раза. Тем более в связи с переходом на ОСМД надо давать больше шансов развиваться частному коммунальному бизнесу, управляющим компаниям, которые выходят на рынок услуг. Надо не играть в монополию, а дать людям выбор. Получается, просто сыграли на несознательности людей: «Наше місто» воспользовалось тем, что большинство людей не создали ОСМД. А ко мне сейчас приходят люди и жалуются – тарифы подняли, а в подъездах не убирают, на придомовой территории грязно.

«Вместе»:  Если мы заговорили о тарифах, то не можем не поинтересоваться вашим мнением о принципах их формирования, субсидиях и возможном кризисе неплатежей. Что ждёт нас дальше? По некоторым прогнозам, очень скоро неплатежи за «коммуналку» могут перешагнуть 50-процентную черту, и наступит коммунальный коллапс. Инфраструктура изношена, о капитальных реконструкциях речь не идёт, все ремонты – не более чем залатывание дыр. У людей предчувствие какой-то надвигающейся коммунальной катастрофы.

— Коллапс уже наступил. Я сталкиваюсь с множеством процессов, на которые повлиять на местном уровне никак не получается. К примеру, формирование тарифа на то же отопление. Я понимаю, что во многом теплосеть «филонит», не выполняет свои обязанности. Фактов очень много выявленных, как комиссиями, так и мной лично. Но, как не крути, из-за скачка валюты в стране и цен на газ теплосеть не имеет возможности предпринимать что-то серьёзное. Когда в феврале 2016-го пришли первые платёжки за тепло с суммами 1000 гривен за трёхкомнатную квартиру, мы ещё тогда заговорили, что в следующем году тарифы будут больше, и начнутся проблемы. Что надо активно работать над государственной программой термоизоляции, что надо экономить, ставить ИТП. Поговорили, и что дальше? Как жить простому запорожцу?

«Вместе»: Тарифы повышаем, а саму систему не модернизируем.

— Я скажу больше. Мы, когда обсуждали бюджет Запорожья на 2017 год, я на этой бюджетной сессии я задавал мэру вопрос, а перед этим вносил его в протокол на проработку и на комиссиях бился: почему в бюджете заложили на модернизацию теплосетей всего 7 миллионов гривен? Что такое эти 7 миллионов в масштабах Запорожья? Это ни о чём, это не модернизация, это – подлатать дырки. И в то же время выделили 100 миллионов на программу «Безпечне місто». Может, не стоит сравнивать несравнимое: и то, и другое необходимо. Но, может, надо было расставить приоритеты и как-то планомернее эти деньги распределять. То же «Безпечне місто» запустить программой на несколько лет, например. Тем более, мы прекрасно знаем, что у нас был довольно немалый недоосвоенный бюджет за 2016 год. В общем, можно было поиграть цифрами. Почему команда мэра приняла такое решение? Вопрос, наверное, к ним.

«Вместе»:  По-вашему, все ли городские депутаты выполняют свои предвыборные обещания? Все ли оказались такими честными, какими пытались предстать до выборов?

— А вы на ближайшей сессии посмотрите в окно на задний двор здания горсовета, и посмотрите на автопарк. И сравните его с тем, что вы видели в конце 2015-го, когда были выборы. Это два разных автопарка. Насчёт обещаний – это дело совести каждого. Пускай люди на местах дают оценку своим избранникам. Не буду комментировать деятельность своих коллег пофамильно, но мне, например, дико непонятно, почему ко мне на приёмы едут люди с Шевченковского, Коммунарского, Хортицкого, Заводского районов? Когда их спрашиваешь – «ты знаешь, кто у тебя депутат?», то часть не знает, а остальные говорят: так туда ходить бесполезно. Они слепо голосуют за «праздник гречки», а потом идут ко мне на приём и говорят «а наши ничего не делают». Зачем вы за него голосуете? Отвечают: а что изменится? Если наш социум сделает какие-то выводы – то на следующих выборах рассудит иначе: кто чего добился, и за кого лучше голосовать, а за кого – нет.

«Вместе»:  Кто из современных политиков вам близок по духу?

— Современных – нет. Но считаю образцом для подражания Александра Владимировича Поляка. Не был знаком с ним лично, но видел, что ему удалось сделать в городе. Поэтому я стараюсь работать так, чтобы был результат. Заедьте ко мне на 55 округ и сравните – каким он был до 2015 года, и каким стал сейчас. Я могу привести конкретные дворы, где сделаны новые дороги, стоят новые скамейки. Зайдите в длинный двор с Бородинской, 1 до Бородинской, 7. Посмотрите по Бородинской, 6, 9-12, Товарищеской 37. Посмотрите по Ногина 1 – хотя это даже не мой округ. Могу назвать несколько адресов в Осипенковском микрорайоне. Вот эти все результаты я и считаю патриотизмом, а не махание флагами. При этом я никому не говорю, что я на своей машине наездил за год 60 тысяч километров по депутатским делам. Ты едешь по этим ямам – и хочется, чтобы их не было. И мне хочется, и я понимаю, что это – в том числе в моих силах.

«Вместе»:  Есть ли у вас политические амбиции?

— Есть, и я это не скрываю. Они появились в последние полгода. Я увидел, что на многие процессы, которые могут усовершенствовать наш город, невозможно повлиять с позиции депутата городского совета. Местами не хватает полномочий, местами — админресурса. Так что амбиции есть. Пока рано говорить – будут это амбиции депутата Верховной Рады, или мэра города – жизнь рассудит. Как избиратели меня делегируют: тут я больше опираюсь на мнение запорожцев. Я буду пробовать себя дальше – почему нет? Это нормально.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ